Костёр 1990-08, страница 43




Костёр 1990-08, страница 43

\ ] «

увидел, как из глубины, вдоль стенки обрыва, поднялся наверх Орик метрах в тридцати от нас. Оли немного за нырнула и. тихо поплыла в сторону Орика, я поплыл с ее скоростью над ней. Она немного уходила з глубину, и тут я увидел, как из зеленой глубинной мути подымается и плывет в ее сторону огромная рыба, конечно же, это была их, политорская акула, с раскрытой пастью, с телом, слегка развернутым по оси и нацеленным на Оли. Уже резко и глубоко заныр-нув, я увидел под водой Орика, тоже занырнув-шего, но он был дальше меня от рыбы, я плыл в глубину, бешено работая ластами, как бы наискосок, пытаясь «вклиниться» между Оли и рыбой; Орик вытянул левую руку в сторону р'ыбы, дважды его рука дернулась, вероятно, это были выстрелы, но рыба приближалась, она была ближе к Оли, чем ко мне, как я ни старался; как я переложил пневматический пистолет в левую руку, а правой — достал из нагрудного кармана лазер, я не помню. Я включил его и провел лучом, рассекая рыбу пополам, как бы немного под углом к ее голове с дикой пастью. Вода окрасилась грязно-коричневой мутью, кровью, я еще дважды провел лучом по еле видимой в мути туше и, резко ударив ластами, стал подниматься наверх. Я был в шоке, не иначе. Поглядев вниз, я увидел в расходящейся мути три неравные куска рыбины — они медленно тонули. Орик, обхватив Оли рукой, резко поднимался на поверхность. Тут же я увидел рядом папу. Вместе с Ори-ком они повернули Оли лицом к небу и, поддерживая ее под плечи, быстро поплыли к берегу. Я тоже поплыл, медленно, еле шевеля ластами. Мне было как-то пусто, настолько, что я даже не думал, что рыба, такая же, как и убитая, может оказаться где-то рядом со мной. Я плыл, не оглядываясь.

Когда я выполз из воды и упал на песок, все молчали. Потом Пилли подошла ко мне и погладила меня по плечу. Вскоре я встал, снял костюм и, взяв на руки Сириуса, сел на песок, прислонившись спиной к машине. Потом как-то механически я освободил Сириуса от поводка и намордника и пустил на песок. После встал. Орик подошел ко мне, обнял и, сильно прижав к своей мощной, выпуклой груди, держал меня так с полминуты. Потом отошел и сел у воды. Вдруг я заметил, что Оли встала с песка и идет ко мне. Ее лицо было каким-то нейтральным, прозрачным и бледным одновременно. Подойдя ко мне, она остановилась и глубоко поклонилась мне. Я поклонился ей. Сразу же она отошла.

— Мальчик,— позже сказал Орик.— Ты спас мою дочь. Скоро мы простимся и, наверное, навсегда, но я никогда этого не забуду. Я видел ваш космолет, он невелик, но моя машина вполне в него поместится, когда вы будете улетать от нас. Это не подарок. Тому, что ты сделал, нет равного подарка. Это на память. О Политории, какой бы она ни была, об Оли, Пилли, обо мне...

Он подошел к папе, протянул ему руку, помогая встать с песка, и после, как и меня, крепко обнял его.

Анатолий КОСТЕ^КИЙ

ИГРА

'4t

Придумал я, Что я — не я, А мощный кран Подъемный:

Лишь захочу — рука моя Поднимет дом огромный.

Ха! Тоже мне «Подъемный кран!» Смеясь, мне крикнул Гришка. Да для тебя и килограмм И то, пожалуй,— слишком...

А я, Чтоб он Сказал:

не приставал,

Тогда я — самосвал!

Ха-ха! Гогочет мой сосед. Таких машин не видел Что скачут по дороге, И у которых — ноги!..

Дразнил меня он, Хохотал,

%

Но я не огорчался: Я взял — и самолетом стал, И в небеса Умчался!

ПРО ДРУГА

Все-все отдаст тебе Твой друг:

И мяч, и самодельный Старинный, стершийся И не за что-нибудь А так.

лук, пятак,

И ты для друга своего Жалеть не должен ничего: Ни шайбу и ни клюшку, Ни книжку, ни игрушку.

Увидишь, улыбнется друг, И радости не скрыть, Когда почувствуешь ты вдруг: Как хорошо — дарить!

Перевел с украинского Владимир ДАНЬКО

Рисунок О. Филипенко



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?