Пионер 1968-03, страница 45

Пионер 1968-03, страница 45

«...Копая ров, рабочие в то же время выделывали кирпичи из вынимаемой земли; приготовивши достаточное количество кирпичей, обжигали их в печках. Цементом служил им горячий асфальт, а через каждые тридцать рядов кирпича они закладывали в стене ряд тростниковых плетенок; укрепляли сначала края рва, а потом таким же образом возводили и самую стену. На стене, по обоим краям ее, поставлены были одноярусные башни, одна против другой; в середине между башнями оставался проезд для четверки лошадей. Стена имеет кругом сто ворот, сделанных целиком из меди, с медными косяками и перекладинами» — так рассказывает Геродот о постройке вавилонской стены.

Вавилон стоял по обоим берегам Евфрата — огромный четырехугольник шириной в двадцать два километра.

Город был богат. Трехэтажные и четырехэтажные дома теснились на его улицах. Эт° был старый город, стоявший много веков. Его че раз захватывали, разрушали и сжигали вра-вш. Но Вавилон вновь восставал, сбрасывал поработителей и вновь отстраивался, упорно защищая свою независимость.

Особенно много строил вавилонский царь Навуходоносор II. Он вообще любил строить, но особенно ему хотелось украсить и возвеличить свой Вавилон, который он считал столицей всего мира.

Навуходоносор II строил храмы и дворцы. Он восстановил разрушенную ассирийцами священную дорогу — дорогу религиозных процессий и украсил ее стенками из глазурованных кирпичей, на которых были изображены белые и желтые львы с красными гривами — сто двадцать львов, идущих по голубому полю.

Он задумал восстановить разрушенную ассирийцами огромную башню зиккурат, как назывались эти квадратные ступенчатые, похожие на пирамиды башни. Этот зиккурат должен был, по его выражению, «встать на груди преисподней так, чтобы его вершина достигла , неба». Начиная эту работу, сам царь и его сыновья принесли на головах позолоченные корзины с кирпичом и положили этот кирпич в основание башни.

Навуходоносор II много заботился о защите города от врагов. Ассирийская Ниневия всегда угрожала ему. Но пришел мидиец Киаксара — и от Ниневии остались развалины. В то время Мидия была союзницей Вавилона, и они вместе громили Ассирию. Но можно ли доверять этой дружбе? Кто поручится, что мидийцы не придут снова и не поступят с Вавилоном так же, как с Ниневией? Вот он и строил вокруг Вавилона стены «вышиной с гору».

«Дабы бранная буря не разразилась над Им-гур-Белом,— говорил царь,— я повелел защитить Вавилон с востока — в расстоянии четырех тысяч локтей большой стеной...»

Чтобы защитить подступы к городу, Навуходоносор II велел насыпать валы и обложить их кирпичом. Валы тянулись от Евфрата до Тигра. Кроме того, недалеко от города он устроил

огромный, выложенный камнем водоем, до краев наполненный водой. Теперь он мог в случае вражеского нашествия спустить воду и затопить всю равнину, среди которой Вавилонская область поднималась бы подобно острову.

Весной, в месяце нисане, персидский царь Кир со своим войском перешел Тигр.

В это время Навуходоносора II уже давно не было на свете. В Вавилоне царствовал ела бый, подслеповатый, страстно приверженный богам царь Набонид-Лабонет.

Набонид не любил никаких новшеств. Восстанавливая древние храмы богов, он гордился тем, что ничего не изменял в них «даже на толщину пальца». Его жизнь проходила в чаду курений ладана перед алтарями, в дыму жертвоприношений. Даже свою дочь он сделал жрицей в храме бога Луны — Нанна.

На окраине Вавилона, в Борсиппе, в огромном храме, Набонид проводил в молитвах много дней — далекий от событий жизни, далекий от народа, далекий от забот о своей стране...

А народ давно тяготился налогами и поборами. Скот, хлеб, ремесленные изделия — все шло в кладовые царя и жрецов. Рабы начинали восставать из-за непосильных страданий. Покоренные Вавилоном народы, услышав о приближении Кира, заволновались, они ждали его, как избавителя, и готовы были помогать ему...

А Набонид молился Мардуку:

«.„Защити меня, Набонида, царя вавилонского, от преступлений против твоего божества и подай мне долголетнюю жизнь...»

И только тогда оглянулся вокруг себя, когда услышал, что Кир уже вступил в Междуречье.

Набонид принялся готовить войско к войне. Он велел спустить шлюзы и окружить Вавилон водой.

Но самой главной своей защитой он считал богов. В ужасе перед надвигающимися персидскими полчищами он приказал всех идолов из старых вавилонских городов — из Марада, из Кита, из Хурсагкаламы и вообще из всей страны Аккада — привезти в Вавилон. Боги спасут его от Кира!

Это возмутило не только народ, но и жрецов. Жители городов, из которых были взяты боги, негодовали, что их святыни так унизили: везли в повозках, запряженных скотом — быками и мулами. Плакали, что храмы их оставили пустыми.

А жрецы Вавилона обиделись за своего бога Мардука. Мардук здесь, в Вавилоне,— для чего же другие боги?

Но бедный перепуганный Набонид не слушал ничьих жалоб. Боги должны спасти его и спасти Вавилон. Чем больше богов, тем крепче защита.

Кир наказывает реку

Кир вступил в Междуречье.

Это уже" не был юноша, горячий, запальчивый, жадно рвущийся к победам, деливший со

ф

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. "тридцать горячих"

Близкие к этой страницы
Понравилось?