Пионер 1989-09, страница 4




Пионер 1989-09, страница 4

...Если бы помечтать о школе, какой хочется! Что в этом плохого? Ничего. Но сегодня любую мечту хочется подержать в руках, а не только спеть песню, что она станет былью. Сегодня некогда. Строить •«прекрасное далеко» хорошо бы начать прямо сейчас. Разве не об этом говорили народные депутаты на своем первом Съезде? Перестройка должна начинаться со школьной парты, и ничего не получится, если ребята не научатся с детства жить интересами и помыслами всей страны.

И все-таки, как ни досадно, ребята в своих письмах почему-то больше жалуются на свою школу, чем признаются ей в любви и думают, что можно для нее сделать.

Во всем этом хорошо было бы разобраться.

И время подходящее — осень. Поговорить об этом мы попросили человека, возглавляющего главный штаб просвещения в нашей стране,— Геннадия Алексеевича ЯГОДИНА, председателя Государственного комитета СССР по народному образованию. Мы задали ему один-единственный вопрос: «А что, если бы вы сейчас учились в школе?»

СЛИ БЫ Я БЫЛ

УЧЕНИКОМ

Представим себе две планеты, расположенные близко друг к другу. Так близко, что можно разглядеть горы и моря, города, улицы и даже прохожих. Но все на этих планетах разное. Скажем, на одной зонтики раскрывают во время дождя, на другой в зонтиках, как в лодках, плавают по морю... Ничего не совпадает на этих планетах. По-разному жители планет смотрят на разные вещи и договориться ни о чем не могут.

Это все я не выдумал. Это сравнение встречалось в ответах ребят, которые участвовали в наших социологических исследованиях. Школьников, учителей, родителей спрашивали об их отношении к перестройке школы. Вопросов было много, ответы интересные. Они как бы подтверждали наши размышления, наблюдения и. если хотите, надежды всех тех людей, у кого о школе болит душа.

Так вот, во многих ответах ребят встречалась эта мысль: взаимодействие учителей и учеников напоминает движение двух планет. Понимания нет, зато упреков много — что все <*не так».

Если бы я был учеником, может, и я бы не удержался от сравнения, что учителя и школьники порой смотрят друг на друга, как инопланетяне, не пытаясь понять друг друга. Но даже если бы я был неважным учеником, мне все равно было бы интересно понять «инопланетян» и расположить их к себе — ведь мы в школе проводим, как правило, добрый десяток лет! Если в школу не хотелось ходить— это значит, и потом, в жизни, соглашаться на плохую, неинтересную. невыгодную работу, мириться со всем, что не нравится. дружить с тем. с кем не хочется, говорить не то, что

думаешь... Если привычкой плыть по течению обзавестись уже в школьные годы, потом трудно от нее избавиться.

А хотим мы так всю жизнь жить? Нет. Вот и давайте думать не вообще о том. что все в моей школе плохо, а что именно, почему и как это получилось. Без гласности нет перестройки.

Если бы я был учеником, меня бы радовало, что сейчас так открыто, откровенно говорят о школе. Я хочу еще вместе с вами поразмышлять о цифрах и фактах, которые появились в тех самых наших социологических исследованиях.

Опрос показал, что сегодня только шестая часть школьников считает познание нового самой важной ценностью школьной жизни. Около половины ценят за это школу, но наряду с другим — общение с друзьями, интересные формы досуга, дискотеки. А каждому пятому ничего не нравится ^ в изучении основных школьных предметов — ни предмет, l-ни учебник, ни учитель! Но есть ли хоть кто-нибудь, кто § идет в школу, радуясь встрече с учителем? Да, есть. Один ^ из десяти! 5

Теперь некоторые ответы учителей, Одни учителя заня- Щ ли мужественную позицию: может быть, мы сами не умеем £ заинтересовать ребят, не умеем их понять. Другие склонны ^ искать причины в учениках, их родителях, общих проблемах к нашей сегодняшней жизни. Огорчило еще вот что. Очень * много учителей придерживаются мнения: не хочет ученик я учиться— пусть не учится... От таких школе лучше бы g" избавиться.

Вы заметили — хотя и кажется, что все эти ответы лишь в

2



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?