Пионер 1993-07, страница 7

Пионер 1993-07, страница 7

«Уважаемой редакция!

Сколько же можно твердить о Ноге! Пора бы, наверное, закрыть эту тему. Сколько можно болтать об этом, показывать по телевизору, писать в газетах и журналах, совершенно далеких от этой темы. Сколько лет твердили, что Бога нет,— и вдруг великие заповеди, биографии разных попов, святых отцов и дьяконов.

Разве это хорошо, что старухи кричат и рвут друг другу волосы только из-за того, что одна прочитала в газете, что такой-то церковный праздник сегодня, а другая вычислила по кооперат и ином у календарю, что через неделю'.' Сколько же можно писать о Боге? Даже если он есть,— оставьте его в покое! Сегодня освящают совместные предприятия и кооперативы, а завтра что — экстремистские группировки?

Я знаю, мое письмо опубликовано не будет, но хотя бы прочтите его и вдумайтесь! Кстати, пишу свое полное и.мя и город, я не такой трус, как некоторые!

Александр Косинский, г. Кореновск».

«Привет, «Пионер»!

Хочу тебе рассказать про мою учительницу по физике Эми.1ию Павловну. По-моему, у нее просто нет сердца!

Есть один парень в нашем классе, отличник. Но не думайте, что он какой-нибудь забитый. Нет, он совершенно не подходит под привычное представление об отличниках: ябеда, тощий, занудливый, очкастый. Нет, он совсем другой, нормальный! У меня с ним самые обычные отношения, не деремся (пока).

Так вот, однажды Эмилия Павловна вызвала его к доске и ни за что ни про что поставила двойку.Видите ли, у Э. П. было плохое настроение. Двойки получили еще четверо. Разве это справедливо?

Моя мама — психолог — объясняет, что v всех людей, в том числе и у учителей, могут быть срывы, но я не хочу мириться с такими объяснениями. И буду всегда возмущаться открыто, даже если за это мне грозит «пара»!

Неизвестная, г. Москва, школа № 45».

ПОМОГИТЕ НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА!

и

СКОЛЬКО МОЖНО ТВЕРДИТЬ О БОГЕ!

U

ОН СОВСЕМ ДРУГОЙ, НОРМАЛЬНЫЙ!

U

Я НЕ ХОЧУ ИДТИ ДОМОЙ...

«Здравствуйте!

Я хочу, чтобы вы напечатает мое письмо, потому что только с вашей помощью я, возможно, найду человека.

В нашей школе первые пять лет учи.1ся один мальчик — Яковлев Сережа. Сейчас ему 14 лет. Где-то в к.юссе третьем мальчишки Hauojiu его бить. Мне его стало очень жалко, и я, сама не знаю как, начала все больше и больше присматриваться к нему, привыкать. И поняла, как он мне нравится. Сама до сих пор понять не могу, чем и почему он мне так приглянулся.

Мы стали с ним дружить. Он часто приходил ко мне в гости, мы всегда находили общий язык для разговоров, у нас были общие интересы. Но вот однажды, в последний день учебного года он подошел ко мне и сказал, что переезжает, сунул в руку бумажку с адресом и попросил написать ему, потому что он первый не решится. Я не поверила ему, дурочка, порвала адрес. Вот уже учебный год прошел без него, а я не могу разыскать его и знаю, что первый он никогда не сделает шаг навстречу. Помогите нашей дружбе. Если кто знает томича Яковлева Сергея, скажите ему, что Зимина Аня очень ждет встречи с ним. Заранее спасибо!

Аня, г. Томск».

«Здравствуйте, редакция!

Писать меня заставляет мое безвыходное положение. Дело в том, что я ненавижу свою мать. Вы меня можете назвать просто дурочкой, но это не так. Знаете, какое мое са.чое большое и — увы! — самое несбыточное желание? Чтобы моей матерью была любая другая женщина.

Я очень хорошо помню, хотя мне и было всего лет пять, как моя ма.ча приводила домой каких-то чужих людей, мужчин; как мы, дети, наблюдали за ними из соседней комнаты. Как мы плака.ги, когда она забывала нас и оставляла одних. Вы скажете, что это бы.ю раньше. Может быть, хотите знать, что происходит сейчас?

Сейчас на первый взгляд все благополучно. Мама вышла замуж. Podujia еще одного ребенка. Он теперь для нее пуп земли. Л мы — остальные дети, никогда не видевшие ее ласки,— ничто!

Я не хочу из школы идти домой, потому что знаю: там меня никто не ждет, там я все делаю не так и всем мешаю. Дома я нужна как бесплатная рабочая сила, как робот, который беспрекословно слушается своего повелителя.

Я где-то слышала, что даже са.мые отъявленные пьянчуги усыновляют своих приемных детей, но этого не дождешься от нашего отчима.

Матери жалко для нас копейки, хотя мы и сами не можем представить, куда она тратит все деньги. Все в нашем доме куплено на деньги бабушки и дедушки, слава Богу, что они не забывают про нас, помогают, чем могут. А еще мама запретила мне видеться с отцом, хотя я его очень люблю.

Я мечтаю об одном, скорее бы закончить школу, поступить в МГУ (я очень хочу стать журналистом) и уехать подальше от своего дома. Пишу вам и реву, хотя прекрасно понимаю, что ни письмо, ни слезы не помогут.

С уважением Юлия С.»

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?