Техника - молодёжи 1943-07-08, страница 20

Техника - молодёжи 1943-07-08, страница 20

напоминающий передаточную радиостан -пню. От аппарата -к динамо шла- запутан-яйя сеть проводов, л по стенам за высокими стекля н.аыш-1 шкафами, в строгом порядке разместились всевозможные * приборы.

Ответк-в на приветствие Дымова, Шадрин снова погрузился в прерванные расчеты.

— Ну, как дела, Борис?—спросил Дымов.

~ Да- все так же, Николай. Уже целый месяц я почти не -в-ьпожу из лаборатории. Каждый раз, когда мне кажется, что все уже кончено, передо мною вырастают новые трудности, и я чувствую, что сше далек от цели.

— Но ты уже «включал свой передатчик?

— Включал... к пока никакого результата.

— Не отчаивайся, — успокаивал его Дымов. ~ 'Го, что ты задумал, слишком грандиозно, чтобы временные неудачи могли прекратить твою работу. Передачи энергии без проводов! Ведь это почти фанта-стнка! Только подумать: ш «сем континенте работают всего лишь несколько сверхмощных электростанций. Из этих колоссальных энергетических централей в пространство ишшвдкугся потоки энергии. Всем, всем, -всем! Включайте ваши приемники! И вот .на Печоре начинает вращаться мотор, на Урале зажигается свет, в Джезказгане в электропечах расплавляется медь. И все это без дорогостоящих проводов, без изоляторов, столбов, трансформаторов, без—

— Чорт гюяздш, Николай! Ты словно насмехаешься над -мотни неудачами. Иногда у меня просто руки опускаются, но «от вспомню тебя—к снова верю. Ты вчдишь, я не расстаюсь с твоим эсприфо* ром!

С этими словами Шадрин отстегнул ворот рубашки. На груди у него лежала, м а Ленька я к ругл-з я костяк а я коробочка. Из отверстий по бокам коробки выходили два провода, соединенные с небольшой батареей, лежавшей у Шадрина в кармане. В крышке -коробки было круглое отверстие, что придавало ей некоторое сходство с деталью телефонной трубки.

— Я ае снимаю его! — повторил он. — Я считаю твою теорию усиления мысли правильной, она близка моей идее — передаче энергии на расстояние. Я честно -выполняю наше условие—< никому не говорю об эсприфоре. И знаешь* иногда я ощущаю действие этой коробочки,

— Я рад, Борис, что ты так говоришь, — ответил Дымов: — это значит, что победа близка. Ну, прощай! Не буду тебе мешать.

Проводив Дымова, Шадрин с.чов'з погрузился в работу. Что делать дальше? Проверены десятки различных схем и вариантов. /Может быть, слишком ничтожна величина передаваемой энергии?

На .груди, недалеко от сердца, Шадрин чувствует присутствие костяной коробочки., Эсприфор с ним, он должен ему помочь!

И снова начинаются поиски. В сеть включены новые провода и детали... Ток, которым штается установка Шадрина, теперь будет трансформироваться на еще большее напряжение.

Николай Павлович Дымов, будучи но специальности радистом, работал в области физиологии. Его заинтересовали вопросы «волновой» диагностики, основанной на приеме электромагнитных колебаний, излучаемых отдельными органами человеческого тела. Эти колебания затем -превращались в световые волны х$ проектировались т экран, отчего метод становился еще нагляднее.

И вот однажды, рассматривая диаграмма колебаний, излучаемых мозгом, Дымов-

пришел к мысли, которая потрясла его своей простотой: ведь эти колебания не чго иное, как внешнее проявление работы мозга! Мозг в процессе рождения мысли излучает электромагнитные колебания, и эти колебания могут быть зафиксированы и измерены.

Дьыову не раз приходилось сравнивать диаграммы излучений мозга не только нормальных, хотя и » разной степени одаренных людей, но и умственно отсталых от рождения.

Ему было ясно, что диаграмма вполне характеризует мозг с точки зрении его физиологической ценности. Диаграммы, снятые у духовно неразвитых людей, давали -кривые с небольшой амплитудой колебаний. У развитых я- талантливых людей, мозг которых был тренирован интенсивной- работой, кривые получались с большой амплитудой и с большей частотой колебаний. Во всяком случае, одно было бесспорно: сложнейшие фтаико-химические процессы, сопровождающие процесс рождения мысли, вызывают электромагнитные колебания, и часть энергии мозга- тратится, на их создание.

«А что, если эта явления обратимы?» рассуждал Дымов, Тогда» усиление электромагнитных -колебаний, в свою очередь, усилит и обострит мозговой процесс.

Но как увеличить амплитуду и частоту колебаний? Иначе говоря-, как извне усилить работу мозга?

Поставив перед собой этот вопрос,^ Дымов упорно добивался его решения. И наконец идея была воплощена в созданном км аппарате. Этот аппарат Дымов назвал «эспркфором» (усилителем5 мысли).

Эсприфор, умещавшийся в маленькой костяной коробочке, представлял из себя приемник-резонатор очень высокой чувствительности. Приемник должен был улавливать электромагнитные -волны, излучаемые мозгом. Резонатор тотча-с же автоматически настраивался в унисон этим колебаниям и сам -начинал излучать колебания-такого же типа к частоты. Обе системы волн накладывались друг на друга <чэто можно было сравнить с одновременным звучанием одинаковых клавиш на двух роялях), и благодаря этому должна была резко усилиться амплитуда колебаний, тем самым усиливая и мыслительный процесс.

Эсприфор приводился в действие электрическим током от батареек, которые были помещены в кармане владельца- -аппарата.

И Дымов начинал мечтать: насколько облегчится и улучшится процесс мышления у людей,- вооруженных ' эсприфором. Сколько сложнейших проблем будет решено! Технику, научу, литературу и искусство ожидает невиданный прогресс.

Когда были доготовленш несколько первых эсприфороа, Дымов решил испытать кх как можно скорее. Эксперимент должен был: решить, правильна ля его теория. И вот, узка а, что Борис Шадрин несколько месяцев безуспешно пытается решить проблему беспроволочной передачи электроэнергии1 на дальние расстояния, Дымов уговорил его испробовать первый эспри-фор.

Но одимг Шадрин еще не решал вопроса — действенность эсприфора можно было проверить только при массовой постановке опыта. Вскоре нашелся еще один объект для эксперимента. Второй эсприфор был отдан знакомому мастеру-нефтянику Лобиков у, Он давно работал над проблемой скоростного б у ре н и я с ве рхг л у бок и х скв а •• жкн, Для -решения проблемы надо бьвло разработать несколько серьезных теоретических вопросов и сконструировать мощные механизмы совершенно нового типа.

— Ты понимаешь, Дымов, ьедь я только практик, — сокрушался Лобиков. ~ Высшего образования я не получил» а без серьезной подготовки, дела мне до конца не довести. Учиться надо! И -не месяц, не два, а годика три-четыре.

Услышав о «еудачах Лобиков а, Дымов предложил ему носить эсприфор Нефтя-. ■ник лишь смутно понял пространные объяснения Дымова об устройстве прибора» но ему стало я-оно одно: эсприфор может облегчить ему усвоение -необходимый знаний и, наверно, намного сократит срок учебы. Тогда скоро удастся осуществить скоростное бурение нефтяных скважш глубиной в 6—7 километров.

И он с радостью согласился: носить коробочку. Дымов попросил его часть креме f иг заниматься с эслрифором, а часть времени» без «него, чтобы сравнять съое состояние п том и: другом случае.

В тот же день Лобиков -вернулся в Баку, пообещав Дымову тщательно вести наблюдение и» подробно описать действие зсприфора.

Ььгйдя от Шадрина, Дымов задумался: куда итти? Удкдев на противоположном углу ярко освещенную вывеску ресторана, он неожиданно вспомнил, что с утра пуу чего не ел. Решил войти. За маленьким столиком было светло и уютно, а ритмические звуки джаза не мешали думать. Ок с удовольствием выпил стакан черного кофе и направился' было к выходу, как ©друг его остановил знакомый голос:

— Дымов, Николай! Да погоди же минутку!

— Кедров! ~ удивился Дымов, увидев старого товарища ио институту.— Откуда ты? Сколько лет, сколько зим!

— Работаю на Урале. В Москве случайно, по делу. Да я здесь не один!' —И он потащил Дымова .на другой конец зала.';;"" Знакомься, это всё друзья!

Дымов сразу попал >в атмосферу веселой товарищеской -встречи. За столом сидело несколько человек. г Вот Василий Донской,— знакомил Кедров.— Актер. Это товарищ по шко е, ты его не знаешь! Честь имею представить тебе также Петра Грибова. Петя — агроном, работает за Полярным' кругом. Мечтает о винограде на Северном полюсе. А это Инна Ларская,— продолжал он,— хирург!

— Что же pro за банкет? Случайно, что ли?

— Как тебе сказать,.. Не совеем,—отвечал Кедров. — Приятели вспомнили, что мне сегодня пошел четвертый десяток, ну и решил» отпраздновать этот торжественный день.

— Тридцать лет! Поздравляю! Это в некотором роде -веха & жизни мужчины. Пора подводить итоги.

— А вам сколько? — спросила- девушка Дымова.

— Мне — тридцать один...

— Значит, *вы- уже подвели итоги?

— За здоровье тридцатилетних! — пере-бил агроном, из Арктики.

Он быстро наполним бокалы друзей, и все стали шумно чокаться с Кедровым.

— Последние несколько месяцев я почти не выходил из лаборатории — сказал Дымов, —^ к я так рад. что неожиданно попал .в общество друзей моего •друга.

— Друзья наших друзей — наши друзья! — с комической торжественностью про пзнес "Грибов.

— А не правда ли — пестрая публика собралась у нас за столом?--сказал Донской. -« Я — актер» Инна врач, Петр ~~ агроном, Кедров — инженер, а наш новый друг Николай Павлович тоже, кажется, принадлежит к этой категории.

—- Но у всех много общего,— -возразила Ларская.— Каждый мз нас старается быть творцом в своей области. Мы верим в свои силы, в молодость и осуществление своих- планов.

~ Каких планов?—быстро спросил Ды* мов.

„ о,— улыбнулся Донской — от тоже пестрые. Грибов одержим идеей создания морозоустойчивых гибридов. Одним словом, виноград на полюсе! Кедров занят,

20

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?