Техника - молодёжи 1958-03, страница 23

Техника - молодёжи 1958-03, страница 23

операции у вас потеря памяти... Кто там? Входите! Вот труп вашего «артиста».

Тяжелые ботинки затопали по кабинету. Полиция? Я инстинктивно дернулся и снова потерял сознание.

Когда вы пришли за мной и я оперся на вашу тонкую, крепкую руку, я думал только об одном: уйти. Я не верил, что мои пальцы, много раз отпечатанные в черных папках , сыскного бюро, мои усики, запечатленные во всех поворотах на фотографиях в тех же папках, зарыты в яму тюремного кладбища. Это был еще один побег, пусть и не такой, как другие. Преступник сменил не костюм, тело...

«Надо скрыться!»—вот о чем я думал, когда мы шли к старенькому, канареечного цвета такси. Я даже ие разглядел вес как следует. И потом, когда вы уложили меня в кровать в маленькой комнате, где было столько книг, я представлял себе широко раскрытые глаза рыжего Майкла:

— А ведь молодчина Билл,— сказал бы он, — ну уж так сбежать — прямо от стула!

Л вы поверили доктору Ленстеру, только глаза ваши наполнились слезами, и вы прятали их, когда, помните, я не узнал в высоком старике своего отца.

Так неумело хитря, вы старались рассказать мне обо всем, что меня окружало, что бесследно ушло вместе с прежним мозгом. Я узнал, что мой отец — учитель, что в школе попечители не любят его и считают красным, а дети влюблены в него. Вы рассказывали мне о друзьях, о моем детстве и только о себе ничего не рассказывали. Однажды вы назвали имя Эллен, и в ваших глазах я снова увидел испуг.

«Ага, — подумал я,— у этого парня есть, видно, неплохая девчонка. Надо учесть, когда встану».

Потом я встал, взял тайком ваши серьги нз шкафа и, помните, пропил. И вы опять уложили меня в кровать. Покорная скорбь была в ваших глазах и если бы я тогда ударил вас тяжелым утюгом, — а такая мысль бь ла у меня, — то вы, верно, умерли бы, виня только себя, что недоглядели за тяжело больным сь ном.

Нам не дано видеть, что делается с нами, как - мы изме

няемся: приходится узнавать это только по тому, как в наших глазах меняются другие люди. Как-то я вышел в столовую, где собрались друзья отца и вы, сидя в углу, вязали чулок. Я послушал не совсем понятные мне разговоры о политике, о детях. Тогда мне в первый раз не захотелось видеть скользкие глазки ангела Боба и выслушивать его очередную пакость. От нечего делать я залез в книги вашего сына, словари тут же бросил, но мне попалась толстая книга о Китае на английском, — я читал не отрываясь. И вы заметили это, вы принесли толстый том, который открывался сзади, а самый текст в нем был столбиками узорных клеточек.

Вы рассказывали мне сказки из этой книги, которые, видно, слышали от сына раньше, старинные мудрые сказки китайцев, и мне захотелось выучить эти знаки. Я испытал странную радость, когда разобрал одну колонку, и вдруг слезы навернулись мне на глаза: (это была старинная книга о медицине, а не сказки. Она увлекла меня.

Как-то я встретил на улице рыжего Майкла и невольно окликнул его Он взглянул на меня и юркнул в подворотню. Эллен, — а тогда мы уже ходили вместе на лекции в рабочий клуб, — посмотрела удивленно и робко сжала мне руку. Ей показалось, что последствия удара снова помрачили мой рассудок. А ведь она знала вашего сына совсем мало, месяц или полтора до его смерти... Какого же славного человека вы сумели воспитать, мама, и как тогда мне захотелось вам его по-настоящему заменить!

И вот я уезжаю, увожу с собой диплом специалиста и .нерадостные воспоминания о своей родине. Доктор Лей-стер — недавно писали, что он умер, — подарил мне жизнь и чужое тело, "но вы подарили мне веру в людей — самое дорогое на свете. Почему я не остался с вами после того, как прожил эти четыре года? Наверное, потому, что не мог бы лгать вам дальше, а как можно было бы рассказать вам все это?

Я, наверное, не отправлю вам это письмо. Думайте и дальше, что я настоящий ваш сын. Мне так хочется им стать!

Этот рассквэ на н ан конечно, не для пропа анды достижений медицины; его цель — в крайне необычной ситуации раскрыть кории все растущей в странах капитализма преступности, порождаемой укладом жизни, безнаказанностью и рекламой, убедить что хорошее человеческое отношение, подлинно самоотверженная любовь может лобедить любой из самых тяжелых застарелых пороков.

Но интересно, возможна ли фантастическая «опе ация докторв Ленстера»? Что говорит по втому поводу современная ивука)

Те, кто думает, что при попытке совершить ее больной сразу умрет, ошибаются Перерезка мозгового ствола через эвдиюю часть среднего мозга (на уроеие задних бугров четверохолмия) многократно осуществлялась на животных и называется децеребрацней. •При атом у животного сохрвияются нормаль

ные дыхательные движения и аащнтиые дыхательные рефлексы (кашель, чихание), а также нормальное регулирование пищевврения и кровообращения Шок, столь характерный для повреждении спиииого мозга, при децеребрации ие наблюдается.

Современная хирургия добилась больших успехов в области черепно-мозговых операций. По сообщению польской печати, в 1957 году у одной девушки иа Варшавы было удалено левое полушарие головного мозгв, в котором развился острый воспалительный процесс. Поскольку все анализаторы в мозгу дублированы в двух полушариях, правое полушарие приняло иа себя все функции мозга, и девушка начала поправляться.

Значительно сложней, если бы вдруг ато понадобилось, сохранить дееспособность среднего и переднего мозга, а особенно коры больших полушарий, отделенных во время пересадки. Пришлось бы, по-видимому, применять аппараты

искусственного кровообращения и гипотермию — охлаждение мозга градусов на 10—12 ниже нормальной температуры человеческого тела. При гипотермии чувствительность клеток падает но затем восстанавливается полностью. Несовпадение нервных путей после пересадки. по-видимому, легко бы восстановилось. Советский физиолог П. К. Анохин специально перепутывал у подопытных собак их нервные пути, так что иервы, идущие от глотки, оказывались пришитыми к йоге, н когда собаку чесали по йоге, она кашляла. По прошествии времени функции перешитых нервов приходили в норму.

Основная сложность пересадки органов состоит в том, что организм весьма чувствителен к чужеродным белкам и стремится рассосать, ликвидировать эти включения.

Таким образом, успех «операции Лей-стера» сейчас еще недостаточно подготовлен наукой.

18

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?