Техника - молодёжи 1963-07, страница 18

Техника - молодёжи 1963-07, страница 18

/1/HHUE Ю/1ТЕШ

ЦИГКИ

И

Н. МОРОЗОВ, почетный академик

ПУТЕШЕСТВИЕ В МИРОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ

■•■Через несколько часов мы вышли за пределы доступного для чувств земного притяжения, и для нас более не было ни верха, ни низа. Стоило нем сделать несколько движений руками, и мы плавно переплывали на другую сторону каюты.

— Вот и верь после этого, — сказала Вера, — что тяжесть есть неотъемлемое свойство всякой материи.

— Сколько в вас весу? — спрашивала Иосифа Людмила, плавая в воздухе.

— Нуль пудов, — отвечал тяжеловесный гигант Иосиф.

— Да, но и сами пуды теперь нули! — воскликнула Людмила, толкая плавающую близ нее пятипудовую гирю.

Сильное движение воздуха, взволнованного нашими леди, медленно относило в угол Иосифа, старавшегося на лету срисовать всю эту сцену вместе с перспективой бледно-зеленоватого отдаленного серпа Земли с панорамой созвездий, ярко блестевших через одно из больших и прочных хрустальных окон, несмотря на яркий солнечный свет, врывавшийся косыми полосами в противоположное окно корабля. Петр прицепился к рулю, к которому был приставлен в это время, и с завистью посматривал на остальную возившуюся публику. Людвиг бросил свои статистические отметки в корабельном лагбухе, листы которого никак не ложились один на другой, а ерошились торчком каждый лист отдельно от другого, и, молча плывя в воздухе, смотрел со своей доброй и ласковой улыбкой на всю эту яркую и радостную картину.

Мне тоже было необыкновенно радостно. Да и как не радоваться? Разве не сбылась моя заветная мечта? Разве не несемся мы теперь в бездонную эфирную глубину небесного океана среди пронизывающих его метеоров, один удар которых может разбить вдребезги нашу ладью? По временам я заботливо взглядывал вперед, но сейчас же успокаивался. Ведь области метеорических дождей лежали далеко от нашего пути.

— Опасности быть не может! — говорил Николай. — Ведь мы нарочно выбрали такое время года, когда Земля пролетает через пространства, совсем почти свободные от метеоров. Столкнуться с ними было несравненно менее вероятно, чем, например, потерпеть крушение на железной дороге.

Вера схватила летевший мимо нее стакан воды и быстрым движением руки отдернула его от наполнявшей его жидкости. Оставшись в воздухе, жидкость сейчас же приняла шарообразную форму и поплыла среди нас подобно мыльному пузырю.

— Идите пить воду! Кто первый поймает ее ртом? — звала нас Людмила.

А между тем время шло. Два дня промчались незаметно, и корабль наш быстро приближался к поверхности Луны. С каждой минутой сильнее разрастался ее бледный диск, на три четверти освещенный Солнцем и погруженный другою половиной в глубокую ночь. Скоро пришлось нам дать задний ход машине, чтобы противодействовать силе нашего тяготения к Луне. Мы уже не летали более в воздухе каюты, но медленно падали на ее бывший потолок, теперешний пол нашего помещения. Пришлось переставить всю мебель вверх ногами относительно прежнего положения. Но это не только

В 1882 году после знаменитого «процесса двадцати» на пожизненное заключение был осужден русский революционер-народоволец Нинолай Александрович Морозов. Человек энциклопедической образованности, он даже в мрачных казематах Шлиссельбургской крепости нашел возможность заниматься научной деятельностью. В книгах «Периодические системы строения вещества», «Д. И. Менделеев и значение его периодической системы для химии будущего», написанных во время заточения, Морозов теоретически предсказал существование инертных газов. Он предвосхитил идею расщепления атома и использования внутриатомной энергии, предвидел великое будущее синтетической химии. Огромно творческое наследие Н. А. Морозова, оставившего труды по математине и астрономии, физике и химии, метеорологии и истории. После революции Н. А. Морозов занимал пост директора естественнонаучного института имени Лесгафта. В черновиках его «Шлиссель-Оургских тетрадей» нам удалось обнаружить и публикуемый научно-фантастический рассказ, написанный автором в крепости за три дня. Любопытно, что в качестве персонажей в нем фигурируют товарищи Н. А. Морозова по заключению, революционерки Вера Фигнер, Людмила Волкенштейн .и др. Этот вариант рассказа публикуется ^первые (с незначительными сокращениями). Рукопись была предоставлена в распоряжение редакции заведующим Архивом Академии наук СССР В. В. Левшиным.

не поражало нас, а напротив, никто из нас, несмотря на недавний опыт, даже представить не мог, как могла когда-то мебель стоять по направлению к Земле.

Большинству все это казалось очень странным. Пришлось перевернуть корабль, чтоб его пол был направлен к Луне.

А между тем лунный диск все более и более увеличивался от нашего приближения и занял пятую часть небесной сферы. Ярко обрисовывались под нашими ногами его горы и холмистые сыпучие равнины. Мы летели к той половине Луны, которая была в тени. Она росла с каждой минутой. Она как бы надвигалась на нас, как бы грозила разбить нас своим ударом. Становилось жутко от этой громады, растущей под нашими ногами. Невольно то один, то другой из нас бежал посмотреть на показатель быстроты полета, чтобы убедиться, что она не превышает ту скорость, которую наши машины могут преодолеть ранее падения на поверхность Луны. А дамы так со страхом пытливо заглядывали нам в глаза, как бы ища в них той уверенности, которой у них недоставало. Но мы их не обманывали, утверждая, что асе в порядке. Вот лунная поверхность заняла почти всю половину окружающего нас небесного пространства. Зубчатые вершины ее кольцеобразных гор отчетливо обрисовывались среди бледно-зеленоватого плоскогорья, над которым низко склонялось Солнце. Вот горизонт Луны совсем надвинулся на блестящее светило. Один миг — и мы очутились в длин-

I 5

I

12

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?