Техника - молодёжи 1977-01, страница 65




Техника - молодёжи 1977-01, страница 65

— В этом вся суть. Нет парадокса!

— Какого парадокса?— не понял я.

— Вмешиваясь в прошлое, ты изменяешь и будущее. Менять прошлое нельзя! — и он замолчал, о чём-то задумавшись.

Я увидел, как небо прочертила ещё одна падающая звезда. Следя за её движением, я спросил:

— Но объясните, пожалуйста, каким образом вы собираетесь перемещаться в пространстве? Я понимаю, как вы хотите получить снимки прошлого — специальное оборудование, плёнки действительности, объёмное изображение,.. Допустим, вы сумеете обработать плёнки, но для этого их нужно как-то собрать! Фотоны удаляются от Земли с огромной скоростью. Вы должны свободно передвигаться в пространстве Вселенной, чтобы прикоснуться к каждому из них. Нужны космические корабли, мощные двигатели, огромные скорости, да что там говорить! Мы ещё не покорили пространство, а уже замахиваемся на большее — Время! Как вы собираетесь догонят ь прошлое? Что вы ему бросите вдогонку?

Наверное, мой вопрос, заданный от волнения слишком г|Юмко, далеко разлетелся в звенящей тишине. Откуда-то издалека послышались голоса, зовущие npocjjeccopa.

— Иду! — крикнул он в темноту и направился ксереющей змейке тропинки. Уже начиная спускаться, он чуть задержался:

— А вы приходите на полигон, Машина Времени уже

практически готова. Вот сами всё и увидите. — И он растворился

в темноте, оставив меня наедине с моими сомнениями.

* 8 *

Сколько ошибок совершило человечество на пути к познанию истины? Скольких шагов не сделало, боясь оступиться? Непонятен, до конца не изведан пс|>еход от шёпота-всплеска конструкторской мысли к металлическому изгибу верного технического решения. Вот и сейчас, я стоял перед Машиной Времени, сконструированной профессором, и удивлялся её npocroTej Что это, насмешка над разумом или же вызов нашим сомнениям? Ещё раз нерешительно провёл рукой по холодной поверхности машины — небольшая, с человеческий рост, полностью прозрачная* с мягкими изгибами нехитрых форм, своей кажущейся ненадёжностью она вызывала скорее недоумение, чем уверенность в истинности её назначения.

— Человеко-капсула. — прогудел бородач, вынырнувший из глубины помещения, и протянул руку для знакомства, — Ильин, Пётр.

— Володя Кордиков, инженер микромира.

— Профессор говорил о вас,— кивнул утвердительно.

Я рассматривал Машину, не зная, как скрыть разочарование. Она — хрупкая реальность, одна из сотен возможных. Такая нелепая, такая свободная, опутанная паутинками усиков-нитей. Порою кажется, тронешь неловко, и прозрачный корпус не выдержит, рассыплется на месте рваными лоскутами. А бородач-Пётр всё смотрел и смотрел на меня выжидательно. Пожалуй, следует ему сказать своё мнение о путешествиях во времени, да ещё на такой машине. Вряд ли они будут возможны, пусть даже и в самом далёком будущем. Мои мысли заплясали словами:

— Косм(Х' велик, он гасит в себе всё живое. Вы скажете, .туч света его покорил? Не думаю. Свет хрупок и беззащитен, как и все мы. Мы можем перемещаться в ограниченном пространстве родной Галактики, но мы бессильны перед холодом космической бездны.

- Мы не собираемся осваивать Вселенную, i гересекая её, — заявил бородач, что-то перебирая в машине. Внимательно вглядевшись н прозрачную переднюю панель, довольно хмыкнул,

протёр сверкающие холодным блеском дуга-распорки. Глянул на меня и улыбнулся: — Доб]» пожаловать в команду!

Откуда-то из-за металлических, в два обхвата колонн, появился профессор Григорьев. Пожав протянутую руку, полез в карман за очками, долго искал их, хлопая себя по бокам, а, найдя, не стал надевать, положил обратно.

— Прозрачная стать, — кивнул в сторону Машины, — новая разработка. — По сути, это не машина, а оболочка, защищающая человека. Посмотрите, внутри она покрыта небольшими волосками-щетинками, - он указал на крохотные усики, покрывающие всю внутреннюю поверхность оболочки, — Словно шуба, выверрутая мехом внутрь.

— Она сможет догнать прошлое, рассеянное- по всей Вселенной?

Профессор утвердительно кивнул:

— Вы инженер микромира, поэтому можете легко представить себе этот мир. Он невидим для нас, но это не значит, что его нет. Это мир элементарных частиц, со своими законами, движением, порядком. Возьмите электрон, например. Это частица, так? Но с ним связана и волна, то есть при Определённых условиях он может быть чем-то вроде маленького облачка. Если электрон-частица может находиться в определённом месте в определённое время, ну, как мы с вами вот сейчас, то электрон-облако наполнит собою всё пространство, в которое будетпомещён, ведь так?

Я утвердительно кивнул головой.

— Теперь посмотрите па мир, в котором живём мы. Посмотрите со стороны Вселенной. Для огромной структуры Космоса мы — -такой же микромир со своими законами, движением, порядком. А это, — профессор обошёл вокруг машины, — это всего лишь приспособление, которое поможет человеку на некоторое время уподобиться электрону. Задача трудная, но выполнимая, ведь если такое возможно в микромире, значит, возможно и в нашем! И совсем не нужно будет пересекать огромные пространства Вселенной, собирая отпечатки нашего прошлого, мы победим расстояния!

— Вы снимите фундаментальные силы, действующие на человека со стороны Космоса?

— Да, с помощью этого аппарата, — он указал на Машину, — мы установим пространственно-временное объединение.

— Как электрон -облачко? Мы будем находиться одновременно во всех точках нашей Вселенной?

— Да. И мы увидим далёкие миры, тысячи, миллионы миров!

Снимем отпечатки с фотонов, преобразуем их и увидим

события, происходившие когда-то. — Мои сомнения незаметно растворились. Набежала, накрыла волной уверенность в том, что имен но так всё и будет.

— А ведь это возможно, догнать прошлое..,— Виталий Игнатьевич улыбнулся, и мне показалось, будто он сам немножко сомневается, получится ли, сработает?

Несколько дней спустя профессор Григорьев запустил свою Машину Времени и получил первые кадры давно ушедших лет. И теперь любой из нас может увидеть прошлое, и нас это не удивляет, как не удивляет что-либо давно изобретённое человеком.

« * *

Все-таки удивительно^ создание — человек! Он будет упрямо идти к поставленной цели, пе боясь шагнуть за пределы несомненных истин. Он проложит свой собственный путь, если не будет других путей, но обязательно прикоснётся к тайне, и тогда она перестанет быть тайной; а станет обычным явлением. О

www. tec hnic amo!ode;N. ш

61



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?