Техника - молодёжи 1981-02, страница 57

Техника - молодёжи 1981-02, страница 57

ный ручьями и речушками, низвергающимися с ледников.

Идем вдоль берега. Под приглушенный рокот моторов мысль работает тревожно, но четко. «Куда теперь? Всюду туман, а горючего все меньше! Только на юг архипелага, на мыс Мэри, там с наветренной стороны есть галечная коса...»

Неожиданно внизу появляется ровное заснеженное плато.

— Секундомер! — кричит Мазу-рук.

— Включен... Длина — 900 мет-ров1 — Я сбрасываю дымовую шашку. Разворачиваемся, осматриваем площадку. Ветер рвет черный дымовой шлейф, с гор на плато стекают реки тумана. Но огромный оранжевый самолет уже мягко скользит по снежной поверхности... Вовремя — через несколько минут все окутывает белая мгла.

Докладываем на Рудольф о благополучной посадке. На камбузе гудят примуса, скоро будем обедать. Настроение у всех приподнятое, градом сыплются шутки. В основном достается мне — я самый молодой в экипаже.

— Куда подевал острова, штурман?..

Я, естественно, нервничаю. Уж очень авторитетны карты Британского адмиралтейства и имя английского ученого Джексона, первооткрывателя пропавших островов.

— Мы шли абсолютно точно. Их нет! На обратном пути убедитесь!.. Ведь мы на Земле Георга, не так ли?

— Уж и не знаю, куда ты нас завел, — говорит Козлов. — Очень уж странно все это выглядит. Где острова? Взорвались, как Кракатау? Или затонули, как Атлантида?..

— Да их, наверно, и не было никогда! — неожиданно для себя импровизирую я и тут же развиваю внезапно блеснувшую догадку: — Ведь нигде не сказано, что Джексон там побывал! Вероятно, он их только увидел. Увидел и нанес на карту! А это было просто скопление айсбергов... Как и Земля Пе-термана, Земля Зичи. Где они?..

Меня поддерживает Мазурук, но спор еще долго не утихает. Тем вре-

Острова Эдуарда и Гармсуорта никогда уже больше не появлялись ни на одной географической карте.

Тан выглядят с воздуха арнтичесние острова.

менем с Рудольфа сообщают, что там наконец установилась погода. Тает туман и у нас. Разогреваем моторы и спустя два часа покидаем Землю Георга.

Судя по картам, опять пролетаем над островами Эдуарда и Гармсуорта. Видимость безгранична. Но в море маячит лишь одинокая громада Артура.

— Эх вы, — ворчит Шекуров, внимательно следя за показаниями бензомеров. — Порядочные исследователи открывают острова, а вы закрываете. Тоже мне, колумбы...

Спустя несколько дней мы вновь были в этом районе. Большой запас горючего и отличная погода позволили нам тщательно обследовать все море Королевы Виктории с привязкой аэрофотосъемки к острову Артура. Торжественно, но без всякой радости мы зачеркнули на бортовой карте красным карандашом острова Эдуарда и Гармсуорта и прямо с борта самолета радировали в Арктический институт о результатах своих наблюдений. Ответил нам доктор географических наук Н. Н. Урванцев. Сообщил, что сведения переданы для исправления карт, и поздравил с географическим открытием.

Но еще на протяжении многих лет всякий раз, когда переменчивые ветры служебных заданий заносили меня в море Королевы Виктории, я с тайной надеждой всматривался в призрачный горизонт, и горькое чувство охватывало меня при взгляде на новые карты, где не было ни острова Эдуарда, ни острова Гармсуорта...

ЛЕДЯНОЙ ОБОРОТЕНЬ

го в крыльевых баках хватит более чем на сутки. Нас волнует другое: ведь мы идем в район Земли Джиллеса, самой таинственной и долговечной из всех арктических «терра инкогнита»...

...В 1707 году голландский капитан Джиллес вышел за китами на север из Свальбарда (Шпицбергена) и, пробившись сквозь льды, неожиданно увидел на горизонте неизвестную землю. Подойти к ней вплотную не удалось: тяжелые дрейфующие льды не пропустили парусник. Но Джиллес определил примерные координаты острова (81° 30' северной широты и 36° 00' восточной долготы) и нанес его на свою карту.

Район Шпицбергена в те времена буквально кишел китами и китобойными судами. Известие о новой потенциальной базе заинтересовало многих, однако все попытки пробиться к таинственной земле остались безуспешными. Спустя несколько лет координаты Земли Джиллеса были уточнены — широта 80° 10', долгота 32° 00', — но на ее берега так и не ступила нога человека.

В навигацию 1899 года адмирал С. О. Макаров проводил испытания своего детища, первого в мире ледокола «Ермак», в районе архипелага «Семь островов», к северу от Шпицбергена. Еще дальше на север, в 30—35 милях, входивший в состав экипажа астроном Кудрявцев неожиданно увидел крутые берега неизвестной земли, о чем тут же доложил адмиралу. Одна-

Профилн Земель Джиллеса (вверху) и Макарова.

. .На голубом небе ни облачка.

Миновав безжизненную Землю Александра, летающая лодка СССР-Н-275 устремляется дальше. Сильный лобовой ветер снижает нашу скорость до 120 км/ч, но это нас не беспокоит. Для стратегической ледовой разведки такая скорость вполне приемлема, а горюче

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?