Техника - молодёжи 1988-10, страница 25

Техника - молодёжи 1988-10, страница 25

— Я знаю, что однажды Ляхов посмотрел в иллюминатор и увидел лицо в скафандре. Но это оказался Рюмин, который вышел в открытый космос перед этим. Что касается Луны... Да, были такие сообщения: когда прилунились первые американские астронавты, то якобы в эфире прозвучали слова: «Вот и они здесь». Потом все-таки выяснилось, что это они сказали друг другу: «Вот мы и здесь». Возможно, была плохая связь и кому-то было интересно переделать на «Вот и они здесь».

Так как советские космонавты никаких тарелок не видели и в контакт с внеземными существами не вступали, мы, признаться, начали ревновать космических пришельцев к своим американским коллегам, относительно которых ходили упорные слухи... Для того чтобы узнать правду, решили провести встречу «на высшем уровне». А именно: попросили Николая Рукавишникова, чтобы он выяснил у Томаса Стаффорда, видели американцы все-таки что-то или не видели. Один на один. Надеясь, что ответит как космонавт космонавту — честно.

Рукавишников и Стаффорд встретились в Париже в одном из кафе. И когда Рукавишников спросил: «Том, как относиться к сообщениям ваших журналистов о встрече с внеземными цивилизациями?» — Том, изучавший русский язык, ответил ему: «Ник, это все...» и добавил одно русское слово, которое я не могу воспроизвести. На этом тема разговора была исчерпана.

— С космонавтикой пытаются связать легенды и другого рода. Вот, например, года два назад западные средства массовой информации подняли шумиху, утверждая, что существовали предшественники Юрия Гагарина, о полетах которых не сообщалось.

— Однажды я летел в самолете, и меня летчики пригласили в кабину. Говорят: «С нами летали и Титов, и Николаев, и даже космонавт, который побывал в космосе раньше

Гагарина». Я ответил им, что это неправда. Я в космонавтике с 1954 года, все пуски я знаю, в подготовке большинства из них участвовал сам и знаю точно, что никто до Гагарина не летал. Говорят: «Ну как же! Он показал нам фотографию, где он стоит, а ряде»! — Гагарин и Титов». Я говорю: «Ну, когда у нас есть время и кто-то хочет сфотографироваться на память, мы никогда не отказываем».— «Нет, он рассказывал, как упал где-то в горах Кавказа, поломал ребра, задирал рубашку и показывал сломанные ребра». Я отвечаю: «Из космонавтов никто ребра не ломал. Поломанные ребра — это не признак профессии».— «А он,— говорят,— показывал удостоверение космонавта — такую красную книжечку».— «Вот тут у него прокол, потому что удостоверение космонавта — голубая книжечка».— И я им показал это удостоверение.

Месяц назад я был в Ижевске, ко мне подошел некто и говорит: «А знаете, я тоже летал в космос». Я спрашиваю: «А как это получилось?» — «Я привез на космодром деталь для ракеты,— отвечает он,— да там не разобрались, приняли за космонавта и запустили. И вот я жив». Я говорю: «Ну, поздравляю».

Приводят и такие доказательства: в Харькове похоронен человек по фамилии Бондаренко, который летал до Гагарина. Действительно, был такой кандидат в первой группе космонавтов — Боцдаренко. Но он погиб во время тренировки, потому что в сурдокамеру с атмосферой, насыщенной кислородом, взял с собой электрическую плитку, зная, что он там две недели должен питаться холодной пищей. Там он брал у себя анализ крови, обмотал бинтиком палец, а потом уронил эту тряпочку на плитку. В кислородной атмосфере начался пожар, и Бонда-ренко сильно обгорел. Так что в космос, к сожалению, он не летал. Погиб на земле.

Откуда берутся эти слухи? До

космонавтов посылали в космос манекены. «Иван Иванович» — мы их называем. И в двух, по-моему, были встроены магнитофоны с записями слов и цифр, потому что нужно было отрегулировать систему радиообмена. Во время беспилотного полета магнитофон включали. Радиолюбители перехватывали эти «разговоры», ну а официального сообщения, что кто-то летел, не поступало. Отсюда пошли домыслы...

— Как известно, космонавты читают много фантастики. Приходилось ли вам среди коллег защищать то или иное фантастическое произведение?

— Чтобы кто-то так уж активно ругал какую-нибудь книгу — этого не было. Ну, конечно, споры бывают, потому что у каждого свои пристрастия. Кто любитчприключен-ческую фантастику, кто — фантастику социальную, кто — фантастику-предупреждение, кто — психологическую... Я, например, очень люблю психологическую фантастику. Меня интересуют характеры людей, их взаимоотношения. Хочется знать, каким же я должен быть на самом деле?

— Кто из современных советских фантастов вам нравится?

— С собой в космос я брал «Трудно быть богом» Стругацких. Но должен оговориться, что если я и брал книги в космос, то только из уважения к авторам, и, конечно, я их в полете не открывал. Читать книги в сравнительно коротких космических полетах — это, по-моему, недопустимая роскошь.

— Ваши любимые зарубежные фантасты?

— Наверное, как и все, люблю Лема, Брэдбери...

— Как вы относитесь к научно-фантастическому творчеству ваших коллег?

— Каждый должен заниматься своим делом — соразмерно таланту.

Записал Виталий КРИЧЕВСКИЙ

Под редакцией мастера спорта

Н. Бельчикова (г. Борисов Минской обл.|

Продолжаем публикацию задач а рамках шахматного конкурса, объявленного ■ № 7 за 1988 г. Ответы нужно выслать до 1 декабря.

А. МИХОЛАП (г. Горький) Мат ■ 2 хода

В. ЛИМОНОВ (Татарская АССР| Мат ■ 2 хода

Д. КАНОНИК (г. К р и в о й Р о г| Мат ■ 2 хода

23

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?