Техника - молодёжи 1997-03, страница 11

Техника - молодёжи 1997-03, страница 11

ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА

В 1935 г. бывший талантливый врач и видный изобретатель, а теперь зэк, узнал, что в лагерь, где он содержался, приезжает высокая комиссия из Москвы.

— Передайте ее членам, что я здесь случайно, по какому-то чудовищному недоразумению,— обратился он к начальству. На другой день его привели в сарай, где поджидали два дюжих охранника.

— Вася, сделай так, чтобы этот борец за справедливость забыл, кто он такой! — сказал один. От страшного удара по голове Анатолий Трофимович потерял сознание, а когда пришел в себя, забыл все, даже собственное имя. Так и жил несколько лет, пока не встретил другого зэка, по иронии судьбы оказавшегося следователем, который ночами допрашивал его на Лубянке. Услышал ненавистный голос и... сразу все вспомнил. В 1939 г. Качугина освободили, а на память о пережитом навсегда остался глубокий шрам.

...Итогом многолетней деятельности Анатолия Трофимовича стало более 500 ра-

Ч истерст о Вооруженных Сил Союза ССР

АВТОРСКОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО

" \ и и претениг. V; -2*56

* т* ■ ijc/пшэ eh депо «а

ал хлорпикрина и л», но**

юДсниЬп игнсвкмсп и уквзвннЬ.чи <чс« к отллнчнтелЬнЬми Признокели < от 26 - секгяс5£я1940г.

ЛенгтдтпсчЬнЫЙ изобретягпелЬ

АЛ. шшгзш.

/ \ '»нг вввюрчквго свидстслЬстаи

X' л*\~У* рвС| 4 »« всю территории

г • •

\ '«'-ии iipwcroPMsufiiirmeimttCoioaaCCP

. d'i. февраля г

Мм» ю- игал/i wtt г

Комип 1 рт е/ш й

Bi, < .мгмчъЛ Г в I '.шах KsI 4/tmv, итш щ // Потно»

I

"лчиисннл I* г Id Hi IptrruniSfbiiriett МИГ

ш-тгц-п ткчыик ,д л Глума I

Одно из авторских свидетельств, выданных А. Т. Качугину.

бот, представленных в Бюро изобретений, министерства, Комитет по делам изобретений и открытий, на которые он получил около 60 патентов и авторских свидетельств. Каждая его работа оставляла след в виде публикаций, заявок, а те, что не находили признания, он записывал, упаковывал в конверт, ставил дату и убирал до лучших времен.

Имея дипломы врача и химика, он мог бы стать блистательным хирургом (провел немало операций), видным ученым, даже живописцем (им написано более 200 полотен причем одно удостоено i еребряной медали во Франции), музыкантом (был пианистом на профессиональном уровне), но всему этому предпочел изобретательство. Несколько его работ зарегистрировал Отдел изобретательств РККА, Министерства вооруженных сил СССР. Так, в войну он создал безцериевые кремни для зажигалок,

чей выпуск помог сэкономить более 47 млн рублей и преодолеть «спичечный голод». Несколько патентов и авторских свидетельств, касающихся радио, хранятся в Патентно-технической библиотеке, в одной кассете с первым патентом А.Попова. Качугину принадлежит приоритет в разработке нового способа обеззараживания продуктов, устройства для ориентировки слепых, двигателя на статическом электричестве, светящегося экрана для кинофотосъемок, способов электрообжига, хранения намагниченной воды, метода предсказания землетрясений, окраски волос...

В «письмах себе» содержатся описания и способов лечения туберкулеза и рака. Для него проблема туберкулеза имела особое значение, ведь эта болезнь погубила его первую жену и дочь. Анатолий Трофимович принялся за биохимические исследования, рассчитывая получить эффективные противотуберкулезные препараты, и в 1949 г. обнаружил свойс во гидрозита изоникотино-вой кислоты (ГИНК) подавлять рост микробактерий (палочек Коха). В течение года была установлена возможность клинического применения производных этого соединения, однако дела изобретателя пошли далеко не лучшим образом.

«В 1950 г. я предложил Минздраву СССР лечить туберкулезных больных гидрозитом изоникотиновой кислоты и солями тория,— много позже писал Анатолий Трофимович.— Минздрав забраковал мое предложение, а врачей, экспериментировавших со мной, да и меня, пытались привлечь к ответственности. Через два года эта работа была опубликована иностранной фирмой «Домаги», а потом ей дали высокую оценку во всем мире». Сегодня гидрозит изоникотиновой кислоты признан всеми, на его основе получен ряд препаратов, наиболее известным оказался тубазид.

— Напомню не очень веселую историю, которая началась еще при жизни Анатолия Трофимовича и еще не закончилась,— рассказывала вдова Качугина Белла Яковлевна.— В начале 50-х одов, я, тогда молодой врач, работала в противотуберкулезном диспансере и участвовала в клинических испытаниях ГИНК. Тогда и заметила, что тубазид помогает и некоторым больным раком легкого, рассказала об этом Качугину. Кета и именно эта встреча изменила нашу жизнь, мы полюбили друг друга. А метод борьбы с раком действительно оказался эффективным. Судите сами — из 16 пациентов, принимавших препарат Анатолия Трофимовича, 15 продлили жизнь на годы. Один известный писатель написал об этом большой очерк, тот направили на рецензию Н.Блохину. Он еще не был академиком, а руководил онкологической клиникой. Отзыв был примерно таким — очень интересно, но публиковать не стоит. Ну а став академиком и президентом АМН, Блохин упрямо и уже категорически отвергал метод Качугина...

В далеком уже 1948 г. Анатолий Трофимович при лечении больных различными зло

качественными опухолями предложил вводить им соединения кадмия. Эту идею подсказали познания не в биологии, а в ядерной физике. Прочитав где-то, что известный физик Э.Ферми советовал гасить ядерную реакцию, погружая в атомный котел кадмиевые стержни, поглощающие нейтроны, Качугин понял: подобный метод годится и для человеческого организма.

Дело в том, что наши ткани в определенной степени радиоактивны, а злокачественные опухоли — гораздо больше. Если в них уменьшить чрезмерную радиоактивность, то они перестанут развиваться, а потом и рассосутся. Оставалось проверить, не окажется ли кадмий вредным. Выяснилось — нет, например, в 100 г почечной ткани его доля составляет около 2 мг. Качугин и предложил вводить его больным вместе с семи-карбозидом, способствующим рассасыванию опухолей и одновременно активизирующим жизнедеятельность здоровых тканей, повышающим иммунитет всего организма.

Увы, всякого рода новации в медицине нередко проходят с большим «скрипом», а тут ситуация осложнялась еще и тем, что ка-чугинский метод основывался не на биологических, а на физических, да притом ядерных процессах, о которых врачи имеют весьма расплывчатое представление. Поэтому отношение к нему было двойственным—доктора-практики приветствовали,а ведущие онкологи даже не желали знакомиться с методом, объявив автора шарлатаном. Особенно усердствовал Блохин, причем не оставлял Качугина в покое до последних лет его жизни. Вот что писал по Э1 ому поводу друг и коллега Анатолия Трофимовича, физик Г.Федотов: «13 августа 1971 г., когда престарелый изобретатель уже лежал на смертном ложе, в газете «Правда» появилась клеветническая «реплика», что он якобы подпольно врачует рак и занимается частным предпринимательством. Она, как и предыдущие желчные выступления в печати, сделала свое — 28 августа ученый и видный исследователь скончался... А ведь в каждой статье была неправда, смешанная с элементарным невежеством. Неужели академик Блохин не знал, что радиоактивность раковых опухолей открыл Вернадский, что в любой специальной энциклопедии написано о канцерогенном действии радиоактивных излучений. Что же удивляться тому, что больные бегут от него к врачам, пользующимся методом Качугина. Это не удивительно, ведь средний больной раком умирает через 7 — 8 месяцев после хирургического вмешательства...».

Без малого полвека минуло с тех пор, как Анатолий Трофимович дал многим обреченным надежду на исцеление. Но в большинстве клиник все еще пренебрегают его методом. И только Белла Яковлевна продолжает его дело, спасая тех, кого безоговорочно приговорила официальная медицина. ■

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ  3 ' 9 7

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?