Техника - молодёжи 1998-06, страница 43

Техника - молодёжи 1998-06, страница 43

А если расследуется наезд на пешехода?

Такого рода крэш-тесты тоже проводят. Взаправдашний автомобиль на той или иной скорости врезается в куклу, имитирующую человеческую фигуру; регистрируется и заносится в банк данных «расстояние, на которое был отброшен пешеход» — не правда ли, жутковатый термин? А вот образчик экспериментально доказанного научного факта: люди отлетают статистически достоверно дальше, нежели осколки лобового стекла! Но экспертам не до эмоций — они должны выяснить, кто спровоцировал недружественную встречу машины и человека.

Итак, факты и улики собраны — начинается финальная стадия дознания, самая трудная, красивая и дорогостоящая. В памяти компьютера уже имеются необходимые количественные показатели; остается отсканировать с хорошим разрешением фотографии места происшествия в разных ракурсах и запустить программу анимации, специально созданную для дорож-

мощь электронный же Арчи Гудвин: с недавних пор автомобили, подобно самолетам, оборудуют «черными ящиками».

Идея вообще-то не нова: автоконструкторы муссируют ее едва ли не столько же лет, сколько авиаторы. Но лишь теперь «черными ящиками» обзавелись первые автовладельцы — например, берлинская полиция, отдельные таксомоторные парки Франции, некоторые европейские торговые фирмы. Простому человеку, особенно нашему, подобное приобретение часто не по карману — 700 долларов, а то и дороже. Но достоинства «ящика» неоспоримы. Судите сами: всю дорогу он добросовестно регистрирует основные параметры езды — скорость, число оборотов двигателя, тормозные усилия, положение передних колес — и фиксирует, какие приборы включены (фары, мигалки и т.п.). Информация хранится 30 с, затем автоматически стирается, и записывается новая. После удара или столкновения «ящик» дополнительно

ников технадзора конкретных стран (Германии, Франции, США и др.) ежегодно в плановом порядке разбивают в лепешку сотни машин, имитируя лобовые столкновения, боковые удары, наезды на препятствия. Английский глагол «крэш» (crash) переводится «сокрушать». Перед тестом кузов обреченной машины разлиновывают квадратиками, присваивают каждому некий индекс, задают начальную скорость — поехали! Хр-р-рясть!!! — новорожденную груду металлолома тщательно картируют, код степени деформации каждого квадратика закладывают в память компьютера. Постепенно растет банк данных об инсценированных крушениях. Туда и обращаются эксперты, восстанавливая сценарий реального ДТП: вводят в компьютер результаты обследования, тот быстро отыскивает наиболее похожую типовую катастрофу и выносит вердикт — начальные скорости машин такие-то, превышение допустил водитель X, стало быть, с него и спрос, а водителя Y предлагается считать потерпевшим.

ных служб. Она преобразует плоскостные снимки в трехмерные изображения, а из тех смонтирует анимационный фильм, во всех подробностях воссоздающий аварию от первого до последнего ее момента. Достоверность этого, хорошо ли потрудились следователи, собирая исходный материал. Малейшая неточность или выпавшая из поля зрения деталь — и общая картина искажается.

Зато бывает и наоборот. Ведь у эксперта, пока он ищет и находит вещественные доказательства, тоже волей-неволей складывается в голове представление о том, как развивались события. Допустим, он установил некий факт, заложил его в компьютер, но сам особого значения ему не придал и забыл о нем. Но машина-то ничего не забывает — в том числе и того, что показалась криминалисту пустяком! В итоге — действие анимационного фильма развивается по иному сценарию, нежели ожидалось. Кто прав? Видимо, тот, кто учел все факты, то есть компьютер!

Программное обеспечение, позволяющее реставрировать ДТП post factum, стоит не дорого, а очень дорого. Но здесь как раз тот случай, когда любые расходы оправданы. Программа анимации работает как почти идеальный сыщик, виртуозно владеющий добытым фактическим материалом.

Правда, с каждым часом, минувшим после происшествия, добыть надежные факты все труднее. Прошел ливень и смыл масляные пятна; на том же месте случилась другая авария, и тормозные следы сплелись в немыслимую мешанину, где сам черт не разберется...

Электронному Ниро Вульфу пришел на по

работает еще 15 с (без стирания предыдущей записи) — как правило, машина за это время успевает остановиться. Итого — 45 с записей, крайне важных не только для тех, кто расследует ДТП, но и — особенно — для водителя, облыжно объявленного ее виновником!

Мало того — «ящик» время от времени включается на протяжении получаса после остановки автомобиля. Смысл? Дело в том, что иногда преступник, заметая следы, откатывает пострадавшую машину в сторону. Но если та оснащена «черным ящиком», сей маневр будет зафиксирован, и обман раскроется.

В заключение — немного фантазии, переходящей в научную фантастику, переходящую в науку. Неочевидная аналогия: когда-то, создавая культуру микробов, приходилось подбирать для них наилучшие условия содержания путем огромного количества натурных экспериментов. Иными словами, лишь перепробовав на практике все мыслимые значения температуры, влажности воздуха и т.д., удавалось найти приемлемые. Компьютеризация упростила задачу — теперь проводят лишь два-три опыта, а остальные моделирует компьютер с тем же успехом. Вполне вероятно, что в ближайшем будущем отпадет и необходимость крушить новенькие автомобили с целью посмотреть, что с ними при этом творится. Виртуальные крэш-тесты — завтрашний день технадзора. По достоверности они вряд ли хоть на йоту уступят реальным, а время установления истины при расследовании дорожной аварии — сократят.

P.S. О том, какую роль играют компьютерные сыщики в повседневной работе нашей родимой ГАИ (если играют вообще), надеемся рассказать в одном из ближайших номеров. ■ По материалам зарубежной печати

Г

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 8 91

КЗ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?