Техника - молодёжи 1998-10, страница 33

Техника - молодёжи 1998-10, страница 33

После войны выяснилось, что оба корабля, погубили подкупленные австро-венгерскими агентами матросы, установившие в погребах «адские машины».

В 30-е гг. «Джулио Чезаре» модернизировали, усилив бронепалубы над машинным и котельным отделениями, заменив котлы и турбины, чтобы повысить скорость; вместо треногой фок-мачты смонтировали массивную надстройку с дальномерами и постами управления артиллерийским огнем, среднюю башню главного калибра сняли, в ее погребе разместили дополнительные котлы, а на верхней палубе — две катапульты для гидропланов-разведчиков. Обновили артиллерию среднего калибра и переделали носовую часть. В таком виде линкор встретил вторую мировою войну, в которой вновь не отличился. Так, в июле и ноябре 1940 г. он вместе с другими итальян скими кораблями встречался с бри танскими линкорами, и оба раза италь янцы отступали. В сентябре 1943 г., после выхода фашистской Италии из войны, линкор пришел на Мальту и сдался англичанам.

После раздела итальянского флота между державами-победительницами «Джулио Чезаре» достался Советскому Союзу, а новые линкоры «Лит-торио» и «Витторио Венетто» заполучили американцы и англичане — и тут же продали на слом: у союзников и своих хватало. «Джулио Чезаре» приняла команда североморского линкора «Архангельск», после чего он вошел в состав Черноморского флота.

...Затонувший корабль покоился на глубине 16—18 м в 130 м от Госпитальной стенки, от поверхности до днища было 2-3 м. В марте 1956 г. приступили к подготовке подъема, которым руководил инженер-капитан 1-го ранга (впоследствии контр-адмирал) Н.Чи-кер. На днище «Новороссийска» установили шлюзовые камеры, заварили более 200 забортных отверстий и пробоину, из артпогребов извлекли 96 т пороховых полузарядов. 4 мая в корпус стали нагнетать сжатый воздух, вытесняя воду из помещений. Линкор всплыл, и его, не переворачивая, отвели в Казачью бухту и разобрали.

В последние годы кое-кто писал, что после трагедии у нас поспешили сдать на слом бывшие итальянские корабли, видно, опасаясь новых диверсий. Да, в феврале 1956 г. из списков флота ключили субмарины И-41 и И-42, спус тя два года — легкий крейсер «Керчь> Но к этому времени у нас строили но вые крейсера проекта 68-бис и под водные лодки проектов 613 и 611.

А вот за два года до гибели «Ново российска» из боевого состава вывели бывшие итальянские эсминцы, получившие у нас названия «Легкий», «Ловкий», «Ладный», «Летный» и «Лютый». Видимо, с поступлением на флоты кораблей советской постройки, надобность в трофейных отпала. Однако их «отставки» не имели никакого отношения к событиям 29 октября 1955 г. ■

СВЕТЛЫЕ ГОРИЗОНТЫ

W _ Юрий МЕДВЕДЕВ

ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ

Российские ученые разработали энергометаллур-гический комплекс, не имеющий аналогов в мире

Россия может превратиться в сырьевой придаток Запада. И ее роль сведется к поставке на мировой рынок нефти, газа, леса, металлургического сырья или, в самом лучшем случае, — полуфабрикатов. А ввозить будем отходы от переработки нашего же сырья — для захоронения... Такое опасение все чаще высказывают различные специалисты.

Тревога небезосновательна. Ведь мир быстрыми темпами специализируется. Богатые государства стремятся развивать у себя прежде всего наукоемкие, экологически чистые и высокоприбыльные отрасли — электронику, автомобилестроение, информатику, связь, а «грязные» производства выносить в развивающиеся страны. К каковым сегодня относят и Россию.

Как предотвратить такую ситуацию? Может быть, имеет смысл, вкладывая огромные деньги, все же попытаться конкурировать, скажем, с «Сони» в выпуске электроники, с «Мерседесом» или «Вольво» — автомобилей?

По этому вопросу существуют разные мнения. В частности, немало экономистов считают такой путь тупиковым. Отрыв лидеров столь велик, что догнать их уже невозможно. Поэтому сегодня средства надо сосредоточить там, где мы были традиционно сильны, имели признанные в мире достижения и научные школы. Главная цель — здесь, так сказать на своем поле, совершить прорывы, превратив традиционные, «старые» технологии в современные, наукоемкие.

Подобную разработку предлагают, в частности, ученые Института металлургии и материаловедения им.А.А.Байкова РАН. Это финансируемый Миннаукой проект экологически чистого энергометаллургического комплекса.

«Мама! Теперь я знаю, что такое ад», —

писал один студент, проходивший практику на металлургическом заводе. Да, побывав здесь, понимаешь, почему металлургию, производящую чугун и сталь, назвали «черной».

Мало того, она очень энергоемка. Поглощает около 10% всех топливно-энергетиче-ских ресурсов страны. Причем расходует их крайне неэкономно. Ведь это только теоретически для получения 1 т железа требуется всего 2 ГДж энергии. На практике энергозатраты существенно выше и составляют сегодня в развитых странах 20—25 ГДж. В России же они еще в 1,5 раза больше.

Учитывая, что в год у нас выплавляется 60 млн т стали, легко подсчитать: сокращение расхода энергии на 2-3% позволит сэкономить сотни миллионов долларов, а на 10 % — миллиарды!

Реально ли этого достичь? Вполне, если отказаться от нынешнего доменно-кон-вертерного способа получения стали.

Вкратце напомним его суть. Многие, очевидно, знают, что вначале в доменной печи из руды выплавляется чугун. Вернее, не совсем из руды. Дело в том, что домна — «существо» капризное, Она требует, чтобы исходное сырье было особым образом подготовлено. Поэтому предварительно из руды производят так называемый агломерат.

Мало того, печь привередлива и к топливу: она признает только коксующийся уголь. Причем облагороженный, без вредных примесей. Для чего в специальных печах его превращают в кокс.

И только после такой подготовки кокс и агломерат загружают в огромную домну, массой 15—20 тыс. т и высотой 40—50 м. Здесь идут два процесса. Окисление — горение кокса с образованием СО и СОг. И восстановление железа из его оксида (при этом углерод отнимает у оксида кислород).

Отметим, что протекание в домне одновременно двух процессов снижает эффективность каждого из них. Скажем, при сжигании углерода его меньше остается для восстановления железа,

Итак, продукция домны — чугун. Чтобы превратить его в сталь, надо уменьшить в нем избыточное содержание углерода. По сути, выжечь последний в конвертерах или мартеновских печах, а также легировать металл необходимыми элементами.

Словом, доменно-конвертерный способ получения стали — сложная, многостадийная технология, фактически оставшаяся той же, какой была в XIX веке.

Относительно недавно появились производства, где удалось избавиться от кокса и доменных печей. Из тех технологий, в которых для восстановления железа используется уголь, наиболее известны «Корекс» (разработана немецкими фирмами «Корф шталь» и ФЕСТ), а также «РОМЕЛТ» (разработана специалистами Московского института стали и сплавов). Кроме того, разработаны процессы, где уголь заменен природным газом.

Т Е X Н И К А - М (HI ^Oj ЕЖИ 1098

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?