Техника - молодёжи 2005-02, страница 47

Техника - молодёжи 2005-02, страница 47

ятелям была перечислена премия, а в случае быстрого успеха их плана предполагалось и повышение потребительской категории, что сулило немало удовольствий, прежде казавшихся недосягаемыми. Дарнег сразуже заказал себе кое-какую провизию, уйму напитков и домашнюю виртуальную станцию с эффектом присутствия, которая давала ему возможность вечерами «выезжать» за пределы Брилианги. Мован тоже несколько раз бывал на этих сеансах, но они произвели на него неожиданно тягостное впечатление, как будто он смотрел на чужой мир, в непрерывном движении и холодном мерцании которого ощущалась агрессия вечно голодного хищника. Ему чудилась нарочитость во всем: в мельтешении рекламных искр, бесконечных сверкающих потоках машин, призрачном свечении воздуха...

После пары таких сеансов Мовану стали сниться странные, малоприятные сны. В одном из них он опять летел над большим городом в аэрокаре, и в прозрачную обшивку машины, как назойливая механическая птица, стучался пищевой разносчик. Его аляповатые разноцветные крылышки быстро трепетали, из фигурного металлического клюва то и дело выскакивали порции фруктовых эмульсий — белые, ярко-желтые, зеленые, малиновые — и яркими кляксами растекались по наружной обшивке аэрокара. Потом разносчик непонятным образом проник внутрь, и как Мован ни отбивался, все стрелял ему в лицо вязкой жидкостью с резкими фруктовыми ароматами...

После этого сна Мован перестал вечерами ходить к Дарнегу...

Зато он навестил городок, в котором вырос. Тот мало изменился за прошедшие годы; немногие предметы федеральной цивилизации, которым удалось сюда проникнуть, смотрелись яркими заплатами на полинялом полотне здешней жизни, текущем, как река, в вечность. Питье, пища, свободное времяпрепровождение оставались здесь просты, как и двенадцать лет назад, хотя Вселенная вне Брилианги, казалось, за эти годы успела несколько раз полностью сменить кожу.

- А кем ты работаешь? — спросил давний знакомый, который искренне пришел в восторг, встретив Мована на улице.

- Я учитель.

- О-о! — почтительно сказал знакомый, и Мован порадовался, что выбрал педагогику, а не одну из тех призрачных профессий, которые позволяют «делать деньги» на перепродажах, финансовых операциях и прочих малопонятных для конкретного мышления вещах. Впрочем, радость его была недолгой. Учитель — это тот, кто учит, и во все времена в эти слова вкладывался хороший, уважительный смысл. А Мован уже не понимал, чему он учит

своих подопечных. Еще недавно он умилялся, видя, что его ученики воспринимают жизнь внешнего мира как один большой фокус, а теперь сам относился к ней похоже, разве что никаких загадок и восторгов для него в этом фокусе не было.

* * *

Спустя три месяца Мован и Дарнег встретились с Анамной для обсуждения дальнейшей стратегии. Встреча проходила в уже знакомом кабинете, где по одной стене, облицованной рельефным пластиком, — в жалкой попытке имитировать скалу, струился ядовито-голубой искусственный водопад, воздух явственно пах синтетическим ароматизатором, а в прозрачных тубах с гангой мельтешили бессмысленные анимационные картинки.

- Поздравляю вас с успешным началом второго этапа внедрения в местную культуру, — сказал чиновник Анам-на, и Мован, который виделся с ним не так уж давно, вдруг поразился бедности его мимики и интонаций. Создавалось впечатление, что эмоциональная жизнь Анамны вообще крайне скудна и охватывает, в лучшем случае, лишь то, что происходит в этих апартаментах, включая тень привязанности к одинокому чахлому растеньицу с невзрачными цветками.

Дарнег же чувствовал себя в кабинете Анамны как рыба в воде.

- Да уж, наконец-то первый этап пройден! Как быстро вы планируете завершить второй?

- В течение шести — восьми месяцев. За это время закончат монтаж орбитальных и энергетических станций и электронных заводов: без них переход на третью ступень будет невозможен. Что касается бытовой сферы, то мы построили еще триста развлекательных городков, расширили сеть пищевых центров, салонов комфорт-техники и открыли несколько десятков крупных многоэтажных магазинов. Сейчас на очереди — игорные дома... Словом, движемся по опробованной модели.

- А что дальше? — спросил Мован, почему-то заранее холодея.

- Третья ступень предписывает нам открытие большого порта и орбитальных лифтов — для окончательного встраивания Брилианги в федеральное сообщество. На это у нас пока нет разрешения старейшин — местные власти почему-то упорно держатся за древние предрассудки вроде суверенитета. Если второй этап затянется, придется подключать ментальное воздействие. Пока мы стараемся избегать этого: брилиангцы, по оценкам наших специалистов, входят в группу риска сразу по нескольким параметрам, включая эмоциональную непредсказуемость. Возможен резкий всплеск числа самоубийств, скачок уровня преступности и подобные малоприятные отклонения. Нужно хорошо подготовиться к такому радикальному вмешательству. Надеюсь, вы оба понимаете, что это средство будет использовано только в крайнем случае?

Дарнег с готовностью закивал, потягивая гангу, над поверхностью которой прыгали ярко-сиреневые пауки. Мован же внимательно смотрел Анамне в лицо — и не верил. Человеку, привыкшему извлекать значительную часть информации из мимики, жестов и интонации собеседника, не составит труда прочесть больше, чем тому хотелось бы...

* * *

При обучении лингвату в школе использовалась и методика «эмоционального погружения». Последняя срабатывала очень хорошо в силу развитости эмоциональной сферы у подопечных Мована. По сравнению с брилианг-ской, душевная жизнь носителей лингвата казалась, мягко говоря, бедноватой. В брилиангском языке было около двух сотен определений улыбки, около полутора сотен — печали. Шкала состояний между счастьем и отчаянием насчитывала тысячи градаций. Скудные определения чувств, зафиксированные лингватом, ученики Мована усваивали почти мгновенно, при этом расцвечивая их разными выражениями лица, плавными или резкими движениями, голосовыми вариациями. Брили-

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 2' 2 0 0 5

45

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?