Техника - молодёжи 2006-01, страница 57

Техника - молодёжи 2006-01, страница 57

www tm magazin ru 55

графии в резной рамке, висевшей на стене чуть выше ковра. Черная ленточка наискось пересекала угол портрета, с которого — в форме десантника, в сдвинутом на самый затылок голубом берете — ему улыбался... Аорее! Ошибки быть не могло: огненно-рыжие волосы, а самое главное — изумрудные глаза, которые смотрят вроде бы на тебя, но в то же время и куда-то гораздо глубже, словно видят не только то, что доступно обычному взору. Да, это он — его старший друг, которого час (всего лишь час?) назад в последний раз видел Уикее.

В комнату с чайником и сахарницей в руках вошла хозяйка. Димка не успел сразу отвести взгляд от фотографии, и женщина по его обескураженному виду что-то поняла. Она задрожавшими руками поставила на стол сахарницу с чайником и бессильно опустилась на стул.

— Ты знал Юру? — прошептала она с непонятной надеждой. Глаза ее смотрели на Димку с такой мольбой, что соврать он ну никак не мог...

— Да, — так же тихо ответил Димка, отчетливо вспомнив предсмертные слова друга: «Передай маме, что Юрка...»

— Он погиб... — Женщина вроде бы просто сообщила это мальчику, но все же ему в этой коротенькой фразе послышался вопрос.

— Да, — снова сказал Димка и отвел глаза.

— Ты что-то знаешь! — Глаза женщины вспыхнули, она всем телом подалась к парню.

Димка мысленно заметался. Что же ему делать? Не рассказывать же этой женщине — Юркиной матери, в этом у него не было сомнений — про Аорее, про родную инопланетную деревню, про Черных воинов, убивших и там ее сына.. Как он объяснит ей о жизни сразу в нескольких местах, временах и телах, если и сам толком в этом не разобрался? Если бы не присутствие в нем сейчас сразу двух сознаний — Уикее и Димки, — он бы, наверное, подумал, что все это ему только приснилось! А может, он просто сошел с ума... Ведь он слышал где-то выражение: «раздвоение личности», и оно явно не обозначало что-то хорошее.

Женщина словно прочла Димкины мысли. Она встала со стула, прошлась по комнате взад-вперед, села на диван, сложив на коленях все еще дрожащие руки, и сказала:

— Расскажи мне все, что тебе известно Я поверю! Пойми, мне это очень надо знать. Юра — мой единственный сын!

Димка шумно выдохнул, затряс головой, все еще не решаясь открыть матери солдата правду. А вдруг это не более чем его больные фантазии? Да если и нет, разве во все это можно поверить? Женщина обязательно сочтет его сумасшедшим или, хуже того, циничным вруном. Ведь не понять ей, не понять! — Мальчик от волнения не заметил, что последнюю фразу прошептал вслух.

— Я пойму! — вскинулась женщина. — Я все пойму! Мальчик, дорогой.. Я учительницей работаю, ты не думай, я не глупая!

— Учительницей? — невольно вырвалось у Димки.

— Ну да. Ты не смотри на мою одежку, сейчас каникулы, я по-простому и одеваюсь. А так я младших детишек в школе учу.

— А как вас зовут? — вырвалось у мальчика. Наверное, подсознательно ему хотелось потянуть время.

— Ой, мы и правда не познакомились! — всплеснула руками женщина. — Людмилой Николаевной меня зовут. А тебя?

— Я — Димка.

— Димочка, дорогой, расскажи мне про Юру! — В глазах женщины заблестели слезы, и Димка не смог больше тянуть. Будь что будет!

— Хорошо, — вздохнул он — Слушайте...

Пока Димка рассказывал — очень долго, про давно остывший чайник оба забыли, — Людмила Николаевна не произнесла ни слова. Она даже почти не шевелилась, словно боялась, что вспугнет мальчика и тот замолчит. Лишь глаза жили на ее лице собственной, отдельной жизнью: округлялись, щурились, загорались, начинали блестеть, подергивались дымкой печали...

Когда рассказ закончился и Димка устало откинулся на спинку стула, он уже знал что Людмила Николаевна ему поверила — от первого до последнего слова. Женщина встала с дивана, подошла к парню и положила сухую теплую ладонь на его черные волосы.

— Хочешь жить со мной? — спросила она очень спокойно, словно интересовалась, не налить ли ему чаю.

Димка вспыхнул, растерянный взгляд его заметался по комнате... Мальчик вскочил и, не зная, куда деть руки, воскликнул:

— Но вы ведь меня совсем не знаете!

— Зато тебя хорошо знал Юра. Ведь он называл тебя другом..

— Меня знал не Юра — Аорее!

— Неважно, — улыбнулась Людмила Николаевна. — Ты сам-то согласен?

«Еще бы!» — чуть не закричал Димка, но, опомнившись, шумно выдохнул:

— Ага! Но меня ведь не отпустят из детдома. Меня вообще, наверное, в колонию для малолеток теперь отдадут...

— За что же тебя в колонию? — Женщина обняла Димку за плечи. — Ты никого не убил, ничего не украл.

— Все равно не отпустят! У нас такой директор!

— Знаю я вашего директора, — нахмурилась Людмила Николаевна. — Негодяй еще тот! Но и на него управа найдется. И потом, я ведь учительница не забывай. Давным-давно работаю, всех знаю, и в гороно, и везде в городе, где детскими вопросами занимаются. А надо — ив области кого нужно найду. Дима, главное захотеть. Если ты согласен стать моим... сыном, то я сделаю все, чтобы ты им стал!

— Я согласен... — прошептал Димка и опустил голову, чтобы Людмила Николаевна не увидела текущих из его глаз слез. Он плакал, но никогда после маминой смерти он еще не был так счастлив.

А потом он в невольном порыве обнял сидящую рядом женщину, вытиравшую краем платка сияющие материнской любовью глаза, и горячо-горячо зашептал:

— Людмила Николаевна... мама! Юра просил вам... тебе передать: смерти нет! Мама, он понял, и я понял тоже: жизнь — это музыка, которая не может прерваться! Надо лишь суметь ее услышать... пи

Рисунки Раузы БИКМУХАМЕТОВОЙ

ШИРОКИИ,АССОРТИМЕНТ УДОБНОЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ ДОСТУП* ЫЕ ЦЕНЫ

Холодильный пер., д.З тел: 954-87-63 www.rollholl.ru

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Откидывающийся стол фото

Близкие к этой страницы
Понравилось?