065. Раифский Богородицкий монастырь, страница 17

065. Раифский Богородицкий монастырь, страница 17

ПУТЕВОДИТЕЛЬ

Вверху: Богослужение в соборном храме Раифской обители.

В самом верху: Барельеф «Иоанн Евангелист» на стене Грузинского собора. Его автором является послушник Раифского монастыря скульптор В. Савельев.

братии монастыря, и казанский купец К. И. Колычев.

Завершилось возведение собора в 1842 году. Массивное шестистолп-ное здание в формах позднего классицизма стало доминировать в ансамбле монастыря и во многом формировать его облик, в особенности со стороны главного входа.

В подвале храма имелась котельная, и зимой он отапливался.

шшш

Святитель Филарет Благочестивый

— Раз, — говорил Гудовский (художник, учившийся в иконописной мастерской Киево-Печерской Лавры, в которой жил митрополит Киевский Филарет (Амфитеатров) — прим. ред.), — мы работали летом, внизу, под митрополичьими покоями, и там после обеда отдыхали. Отец Иринарх (начальник школы — прим. ред.), бывало, пообедавши, остается уснуть в своей келье, а мы, ребятишки, находили, что нам лучше тут, потому что здесь было прохладнее, да и присмотра за нами не было; а самое главное — что отсюда из окон можно было лазить в митрополичий сад, где нас соблазняли большие сочные груши, называемые в Киеве «принц-мадамы», которые мы имели сильное желание отрясти.

...Мы в один прекрасный день разметили посты, поставили на них махальных и затем один по одному всею гурьбою спустились потихоньку в угольное окно, выходившее в темное, тенистое место у стены, и, как хищные хорьки, поползли за кустами к самым лучшим деревьям.

Все шло хорошо; работа кипела, пазухи наших блуз тяжело нависали. Но... в это самое время кто-то крикнул:

«Отец Иринарх идет!»

Не разбирая, какой из наших махальных это крикнул, мы ударились бежать, рассыпая по дороге значительную долю наворованных принц-мадам... А где-то сверху над нами кто-то весело смеялся добрым старческим смехом...

Ночью, поев все накраденные груши, юные артисты решили больше не воровать; но назавтра забыли это решение и снова выступили в сад в том же порядке, только с назначением новых сторожей... Один был плохой и злой сторож: оставшись при своем месте, он умыслил жестокое коварство.

— Не успели мы, — говорил Гудовский, — приняться за работу, как этот хитрец приложил руки трубкою к губам и крикнул:

«Отец Иринарх идет!»

Веемы... как пули попадали сверху на землю и... не поднимались с нее... Мы опять услыхали голос, которого уже не могли не узнать. Этот голос был тот самый, который нас вчера предупреждал насчет приближения Иринарха, но нынче он не пугал нас, а успокаивал. Слова, им произнесенные, были:

«Неправда, рвите себе, Иринарх еще не идет!»

Это был голос митрополита Филарета, которого дети узнали и, приподняв из травы свои испуганные головенки, оцепенели... И как иначе — они увидели самого его, владыку Киевского и Галицкого, стоявшего для них на страже у косяка своего окошечка и весело любовавшегося, как они обворовывают его сад...

— Мы, — говорил Гудовский, — потеряли все чувства от стыда; мы все как бы окаменели и не могли двинуться, пока заменявший нам махального митрополит крикнул:

«Ну, теперь бегите, дурачки, теперь Иринарх идет!»

Тут мы брызнули...

На четвертый день после происшествия вдруг нам принесли целое корыто разных плодов и большую деревянную чашу меду и сказали, что это нам владыка прислал...

Посланный сообщил... что владыка просто сказал:

«Сошлите живописцам-мальчишкам медку и всяких яблочек... Дурачки ведь они, им хочется... Пусть поточат».

— Мы эти его груши и сливы, — честное слово говорю, — со слезами ели и потом, как он первый раз после этого служил, окружили его и не только его руки, а и ряску-то его расцеловали, пока нас дьякона по затылкам не растолкали.

Н.С. Лесков. Мелочи архиерейской жизни

Святитель Филарет, митрополит Киевский и Галицкий. Литография неизвестного художника.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?