Вокруг света 1967-03, страница 9

Вокруг света 1967-03, страница 9

ходное место для того, кто желает стряхнуть с себя заботы дня или обдумать планы на будущее.

Но сегодня генерал проходит по аллее торопливо. На углу—«сладкарница», маленькое кафе с благоуханным турецким кофе. Как обычно, по дороге домой Никифоров заглядывает сюда.

В «сладкарнице» всего несколько посетителей. Хозяин — вислоусый турок — радушно кланяется генералу, ставит на огонь кованый медный тигель и принимается хлопотать над ним. За столиком— старый знакомый Никифорова, столичный адвокат Александр Пеев. Генерал подсаживается к нему, и, попивая густой кофе, они перебрасываются малозначительными словами.

Наконец адвокат оставляет свою чашку, приподнимает шляпу: — Доброго вам здоровья, генерал!..

Поздним вечером на улице Царя Самуила, в квартире на четвертом этаже дома № 35, склонился-над передатчиком мужчина. Его лицо изможденно, лихорадочно блестят глаза. На скулах — темные пятна румянца. Положив правую ладонь на ключ, он привычно отстукивает точки, тПре. Натужно кашляет, заглатывает воздух. Отирает испарину с холодного лба. И снова точки, тире.

«Донесение Журина. Военный министр Михов сообщил членам совета, что во время посещения им главной штаб-квартиры Гитлера на Восточном фронте фюрер лично рассказал о подготовке небывалой по своим масштабам стратегической наступательной операции, которая начнется в середине лета. Танковые соединения Гудериана и Гота...»

Через несколько минут это донесение ляжет на стол начальнику разведуправления Красной Армии. Оно будет учтено при составлении планов Генерального штаба Советских Вооруженных Сил — так было уже не раз с радиограммами, поступающими из Софии. Это донесение — одно из самых ценных. В нем говорится о гитлеровской стратегической операции «Цитадель», которую вермахт попытается осуществить в начале июля 1943 года в районе Курской дуги и которой суждено стать одной из величайших битв Великой Отечественной войны, чтобы завершиться новым катастрофическим поражением немецко-фашистской армии.

ИЩЕЙКИ ИДУТ ПО СЛЕДУ

Улица Царя Самуила — в кипени молодой зелени. По тротуарам мамаши и няни катят коляски с сонными младенцами. От вечера к вечеру пополняется племя влюбленных под шпалерами лип и в укромных расщелинах меж домами. Но если кому-нибудь пришло бы в голову подсчитать, сколько мамаш, нянь и влюбленных приходится на погонный метр тротуаров, то оказалось бы, что наиболее густо заполнен участок перед домом № 35.

Днем и ночью «няни» и «мамаши», «влюбленные» и «старички», сменяя друг друга, не выпускали из цепких взглядов подъезд дома. Более квалифицированные шпики тенями следовали за Емилом Поповым и за его женой Белиной. Они шли по пятам тех людей, с кем Поповы встречались.

В слежку, помимо аппарата военной контрразведки полковника Недева, включались новые службы: группа министра внутренних дел Габровского, начальника отдела «А» — отдела борьбы с коммунизмом— Николы Гешева... Однако генерал Стоянов

не спешил докладывать о подпольной радиостанции ни военному министру, ни тем более самому царю Борису. Он это с блеском сделает, когда мышеловка захлопнется.

Ищейки спешили по следу... Дома по улице Царя Самуила стала обходить санбригада по борьбе с грызунами и тараканами. Конечно же, не миновала она и дома № 35. На четвертом этаже, как сказали из-за дверей квартиры Поповых, ни мышей, ни насекомых не водилось. Зато этажом ниже, в квартире торговца среднего достатка, работа для дезинфекторов нашлась. Они посыпали порошками плинтусы и щели, а тем временем тщательно уточняли расположение комнат, совпадающее, вероятно, с планировкой квартиры Попова. Коридор. Первая комната обращена окнами к глухой стене соседнего дома. Здесь антенну не натянешь. Вторая комната. Кухня. Чулан...

Схему квартиры изучали в отделе. Скорее всего передатчик установлен во второй комнате. А прячут его в чулане.

Тюремный надзиратель капрал Гошо открыл двер> одной из камер в корпусе уголовников:

— Эй, Крючок, к коменданту!

Юркий серый человечек засеменил по тюремному коридору.

— Надо бесшумно открыть одну дверь, — сказал комендант Крючку, известному вору-«домушни-ку». — Посмотри замок, подбери отмычку.

Крючок зашмыгал носом.

— Знаю, знаю. За это неделю будешь получать двойной паек.

И вот Крючок в сопровождении двух «приятелей» в штатском поднимается по лестнице дома № 35, ненадолго задерживается у замочной скважины квартиры на четвертом этаже:

— Примитив. Стандартный английский замок.

Тем временем в министерстве внутренних дел

составляют тщательное досье на Попова.

Попов Емил Николов, 1910 года рождения. Родился в Велико Тырново, в семье учителя. Отец был соратником Дмитрия Благоева, основателя и вождя Болгарской коммунистической партии, переводчика произведений Маркса. Сам Емил, когда еще учился в технической гимназии в Софии, вступил в коммунистический союз молодежи. Задерживался за распространение антифашистских листовок. Участвовал в тайных собраниях... Образование—среднее техническое. Техник по монтажу и ремонту радиоаппаратуры. Но в настоящее время нигде не работает — болен туберкулезом.

Емил из дому почти не выходит. Зато его жена Белина и живущая в одной с ними квартире сестра Мария, по мужу Владкова, — с утра до вечера в городе. С кем они встречаются?

Муж Марии, Иван Владков, — писарь штаба военного округа. Через него проходят многие секретные документы.

Белина дважды виделась с Тодором Васильевым, рабочим на железной дороге. Чем может быть интересен Васильев? Информацией о перевозках военных грузов?..

А вот еще одно донесение агента: Белина регулярно посещает дом адвоката Александра Пеева под видом прачки. Однако, как установлено, белье она не стирает. Кроме того, за минувшую неделю она несколько раз встречалась в разных местах с женой адвоката Елисаветой Пеевой.

Генерал Кочо Стоянов перечитывает листки досье

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?