Вокруг света 1967-10, страница 31




Вокруг света 1967-10, страница 31

удешь слушать,— неожиданно сказал отец, — садись ближе.

Я удивился. Отец в начале своей службы плавал на «Акуле» — первой русской подводной лодке, и я страшно гордился им — мне было всего четырнадцать лет! Но он не любил рассказывать о себе.

Лишь однажды... Он рассказал мне историю, которую потом в годы войны, на фронте, я часто вспоминал.

...«Макрель» и «Минога» — две подводные лодки, пришедшие на Каспий с Балтики для борьбы с интервентами, лежат в полуденной воде Тюб-Караган-ской бухты. Маленькая «Минога», пришвартованная стальным тросом к «Ревелю» — плавучей базе, словно пасется в воде, поблескивая влажным боком. День-два — и ремонт двигателя будет кончен. По покатому телу лодки чуть слышно взбирается зеленоватая волна И соскальзывает с тихим плеском. Одна, другая... Очень робко. Штиль.

Темный силуэт английской канонерки вырос на горизонте сразу.

Тревога!.. Вой сирены бился в закрытой бухте и гнал рыбацкие шхуны к берегу. И темный силуэт канонерки, словно игла, вытаскивал из-за горизонта стальную нитку: второй корабль, третий...

«Макрель», всколыхнув воду до белой пены, быстро пошла к выходу из бухты. «Минога» же беззащитно застыла на привязи. Экипаж был на берегу. На борту оставался один рулевой Василий Исаев.

Вой сирены еще метался по бухте, а над бортами канонерок уже вспыхивали шаровые молнии залпов. «Ревель» вспыхнул после третьего. Что будет дальше, Исаев знал. На плавбазе нет никого. Но в трюме лежит несколько мин, а на «Миноге» две торпеды. Одно попадание, и... Надо отвести лодку от горящего «Ревеля»!

Исаев смотрит на пылающий «Ревель» и видит, как пламя обегает палубу по черным следам солярки. Огонь обшаривает плавбазу, словно в поисках мин. И единственный путь на «Ревель» — трос, уходящий ц огонь...

Перебраться по нему на «Ревель» оказалось минутным делом. Исаев подбежал к кнехтам и схватился за петлю. Руки отдернулись сами — огонь уже облизал петлю. Василий сорвал бушлат и кинул его на трос. Брошенный в воду, трос ушел, извиваясь и шипя.

— Братва! «Ревель» горит!..

Исаев услышал этот крик уже в воде. К «Миноге» неслась от берега шлюпка с командой. Исаев подплыл, когда шлюпка взяла подлодку на буксир. Весла дружно упали на воду, и «Минога» потащилась за шлюпкой от пылающего «Ревеля». Теперь ей грозило лишь прямое попадание. Но фонтаны взры

вов вдруг начали редеть. На канонерках испугались, увидев вблизи перископ «Макрели».

Когда наскоро заканчивался ремонт двигателя «Миноги», пришел приказ идти на Астраханский рейд, где сосредоточивались наши корабли. Двигатель тут же запустили, но обнаружилось, что на винт намотан трос от «Ревеля». Чтобы снять трос, нужны водолазы.

Английская база в полутора часах хода. Очень уж лакомой была для англичан «Минога», застрявшая в бухте.

На берегу нет ни одного водолаза. Корабль не должен достаться врагу.

— Кто будет взрывать? — глухо спросил капитан.

Шлюпка с командой уходила к берегу.

Над бухтой пролетел английский биплан, и два фонтана от упавших бомб обрушились совсем рядом...

Электрик Ефимов, худой, долговязый, сидел прямо на палубе и зло смотрел на заходящий снова биплан.

— Тимош, я все-таки взгляну, что там с винтом, — сказал Исаев. — Может, размотаем? Потопить — это и он сумеет.

Ефимов кивнул. Биплан спокойно разворачивался для бомбежки.

Василий скинул бушлат. Большой и сильный, он по скользкому борту сползал на рули; весенняя вода обожгла ноги холодом.

...Восьмой раз Исаев вынырнул, весь посиневший, с лязгающими зубами. Но фиолетовые губы кривились-в улыбке.

— Понял, Тимофей. Узелок крепкий...

Он лег на палубу, зажмурил глаза и лежал так долго, что темное пятно воды около него начало высыхать на солнце. Потом шевельнулся.

— Здоровый ты мужик, Василий, — без выражения, будто про себя, сказал Ефимов.

— Рязанский, — так же бесцветно ответил Исаев.

И опять помолчали, будто и не было никаких слов

и не нужны они были в этом молчании. Тимофей поднялся — нескладный, тощий.

— Давай я тебя хоть концом обмотаю. Дернешь, когда тащить.

...После двадцатого ныряния Исаев снова вполз на палубу. Солнце уже краснело, готовясь к раннему вечеру. Голубое прежде небо выцвело, пепельной чашей накрывая бухту. Биплан не прилетал.

— Издохнешь так, Василий, — в голосе Ефимова было восхищение, слова тут ничего не значили.

Исаев понимал это.

— Зубами, а развяжу... Просигналь на берег: немного, мол, осталось.

...Когда шлюпка пришла к «Миноге», Исаев ничком лежал на палубе. Тимофей укутал его одеялом. Исаев тяжело поднялся навстречу капитану. Мокрое одеяло скользнуло к ногам.

...«Минога» медленно разворачивалась в темнеющем море и уходила вслед за «Макрелью» на Астраханский рейд. К новым волам, к новым боям за власть Советов.

Шел девятнадцатый год...

ВСЕВОЛОД ИСАЕВ

Из летописм



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Пенный след торпеды
  2. "привязь" корабля

Близкие к этой страницы
Понравилось?