Вокруг света 1969-07, страница 20

Вокруг света 1969-07, страница 20

конца, что вода казалась там темно-зеленой. Ральф внимательно обследовал бассейн на протяжении тридцати ярдов — не меньше, и лишь тогда нырнул. Вода была горячее его собственной крови, казалось, он плыл в огромной ванне.

Снова появился Хрюшка и, усевшись на каменный край, стал с завистью глядеть на зеленое и белое тело Ральфа.

— Как ты пла-ва-ешь!

Ральф нырнул и поплыл под водой с открытыми глазами: песчаный край бассейна круто выпятился расплывчатым холмом. Ральф лег на спину, зажав нос, и золотистый свет, дробясь, заплясал на его лице. Хрюшка стоял с решительным видом и уже снимал шорты. Наконец он предстал в своей бледной и жирной наготе. Он на цыпочках зашел в бассейн с песчаного края, сел в воду по шейку и гордо улыбнулся Ральфу.

— А ты что, плавать не будешь?

— Я не умею. Мне не разрешали. Моя астма...

— Подавись ты со своей фи-гас-смой!

Хрюшка отнесся к этому со смиренным терпением.

— Как ты здорово плаваешь!

— Я научился, когда мне пять лет было. Папа научил. Он у меня капитан третьего ранга. А твой отец кто?

Хрюшка вдруг покраснел.

— Папа мой умер, — сказал он быстро. — И мама тоже... — Он снял очки и тщетно искал, чем бы их протереть. — Я жил с моей тетушкой. У нее своя кондитерская. Сластей было — ешь не хочу. А когда твой папа спасет нас?

— Как сможет, так и спасет.

Хрюшка поднялся, увлекая за

собой струц воды, и, голый, стал носком протирать очки. Единственным звуком, который доносился до них в знойном воздухе, был протяжный и однообразный рев бурунов у рифа.

— Как он узнает, где мы?

«Узнает, — думал Ральф, —

потому что... потому что...»

— Ему скажут в аэропорту.

Хрюшка покачал головой, надел

сверкающие очки и посмотрел вниз на Ральфа.

— Скажет кто? Разве ты не слыхал, что пилот говорил? Про атомную бомбу? Они там все погибли.

Ральф вышел из воды, стал перед Хрюшкой и задумался.

Хрюшка наседал.

— Ведь мы на острове — так?

— Я залезал на одну скалу, — задумчиво ответил Ральф. — Похоже, что это остров.

— Там все погибли, — продолжал Хрюшка, — а мы на острове. Никто и не знает, что мы здесь. И папа твой не знает, и никто не знает... — У него задрожали губы, и от влаги помутнели очки. — Так мы и будем здесь, пока не умрем.

При этих словах жара будто усилилась, навалилась невыносимой тяжестью, а лагуна засверкала так, словно хотела ослепить их своим блеском.

— Пойду за одеждой, — пробормотал Ральф. — Она там.

Он пробежался рысцой по песку, терпеливо снося немилосердие солнца, пересек платформу и нашел свою разбросанную одежду. Было удивительно приятно снова надеть серую рубашку. Затем он забрался на платформу и сел в зеленую тень на удобный ствол. Притащился Хрюшка: почти вся одежда была у него под мышкой. Он осторожно сел на ствол возле маленького утеса, смотревшего на лагуну, и по его телу запрыгали солнечные зайчики. Немного погодя он заговорил:

— Нужно найти остальных. Нужно что-то делать.

Ральф молчал. Вот, пожалуйста, коралловый остров. Укрытый от солнца, Ральф блаженно мечтал и не слушал зловещую болтовню Хрюшки.

— Сколько нас всех на острове?

Ральф пошел вперед и остановился возле Хрюшки.

— Не знаю.

Здесь и там по полированной глади воды лениво струился легкий бриз. Когда он достигал берега, пальмы шептались, и смазанные пятна солнечного света скользили по телам ребят и порхали в тени яркими крылатыми существами.

— Нужно что-то делать.

Ральф, казалось, смотрел сквозь

него. И тут до Ральфа окончательно дошло, что все то, о чем он догадывался, так и не осознавая полностью, существует на самом деле. Его губы раздвинулись в счастливой улыбке, а Хрюшка, отнеся ее на свой счет, засмеялся от удовольствия.

— Если это и впрямь остров...

—< Что это там?

Ральф перестал улыбаться и показал на воду. Среди водорослей виднелось что-то кремовое.

— Камень, — сказал Хрюшка.

— Нет. Раковина.

— Верно! Это раковина. Я такую видел. У одного. Морской рог — так он ее называл. Бывало, как задудит в нее — тут же его мать выбегала. Эта раковина ужасно дорогая...

Под рукой у Ральфа оказалась тонкая пальма, накренившаяся над водой. Земля, слишком тощая и для такого деревца, вспучилась под его тяжестью, и оно должно было вот-вот упасть. Ральф выдернул деревцо и стал им ощупывать дно, и сверкающие рыбки метнулись в стороны.

— Смотри не разбей ее!

— Заткнись.

Изогнутым стволом пальмы Ральф осторожно проталкивал раковину через водоросли. Используя одну руку как опору рычага, Ральф другой рукой отжимал конец ствола вниз, пока из воды не поднялась кремовая раковина, и Хрюшка подхватил ее. Теперь, когда раковину можно было и потрогать, Ральф заволновался.

— ...морской рог, он такой дорогой, — верещал Хрюшка. — Держу пари, если бы ты захотел купить его, нужны были бы деньги, деньги и деньги. Он висел на заборе в саду, и моя тетушка...

Ральф забрал раковину, и по его руке скатились капли воды. Раковина была те^но-кремовая, кое-где линялая, розовая. Между острием, в самом кончике которого протерлась маленькая дырочка, и розовыми губами раструба было восемнадцать дюймов слегка закрученного перламутра, покрытого нежным рифленым узором. Ральф вытряхнул песок из раковины.

— ...мычала в него, как корова, — продолжал Хрюшка. — И еще у моего приятеля были белые камни и клетка с зеленым попугаем. В камни эти он, конечно, не дудел, и он говорил... — Хрюшка умолк, чтобы перевести дыхание, и погладил блестящую игрушку, лежавшую на руках у Ральфа. — Ральф! — Тот поднял глаза. ■— Теперь мы можем всех созвать! И устроить собрание. Они придут, когда услышат нас. — Хрюшка сиял. — Ведь ты же это и хотел сделать?

— А как твой приятель дудел?

— Он вроде фыркал туда, — ответил Хрюшка. — Мне-то тетушка не разрешала — из-за астмы. Он говорил, нужно дунуть как-то отсюда, от самого низа, — Хрюшка прижал руку к брюшку. — Попробуй, Ральф, а?

Ральф недоверчиво приставил

18

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?