Вокруг света 1970-11, страница 26

Вокруг света 1970-11, страница 26

Ольстеру самому улаживать свои неурядицы. Суть этих предложений заключалась в том, что сохранение прежней формы прямого колониального управления Ольстером не только стало бременем для английской казны, но и создавало прореху в том «демократическом фасаде», который капиталистическая Англия стремилась представить глазам мира. Юнионистское правительство Северной Ирландии хорошо понимало, что опасения в том, что Англия «предаст их», не лишены логики. Этот страх «быть покинутыми» еще сильнее поощрял воинственный дух протестантских экстремистов. Они стали зачинщиками расправ над католическим населением в «превентивных целях». Одной из целей зачинщиков религиозного разгула в Северной Ирландии было доказать английским властям, что мирное разрешение конфликта, который они сами же завязали в Ольстере, невозможно.

Внешне расстановка сил в Северной Ирландии как бы образует треугольник: правящее протестантское большинство, обездоленное (в социальной и экономической области) католическое меньшинство, английские оккупационные силы, призванные «разнимать драчунов».

Треугольник этот вовсе не равносторонний, даже не равнобедренный. Он был шатким, подвижным, неустойчивым.

Армейские власти все меньше заботились о том, чтобы выглядеть нейтральной силой. Юнионистское правительство сначала исподволь, а после возвращения братьев-консерваторов к власти в Англии вполне открыто стало использовать войска для своих надобностей. Впрочем, было ли когда-нибудь различие в надобностях у правительств, заседающих на Уайтхолле и в Стормонте? Различие в средствах было. Лондонские политики ощущали себя более уязвимыми со стороны мирового общественного мнения. Но постепенно кожа грубела. Все равно позора не оберешься! Действуйте по обстановке!

Это милостивое разрешение было расшифровано в Белфасте отчетливой декларацией: «Войска шутить не будут». С кем не будут шутить войска?

С погромщиками Пейсли?

С бандами «Оранжевого ордена»?

Декларация была обращена к жителям беднейших кварталов Белфаста, где ютятся годами не имевшие заработка рабочие католического вероисповедания.

Солдаты уже оккупировали эти кварталы. Их жители уже прошли сквозь унижение повальных обысков. Они уже узнали, что ощущает человек, поставленный лицом к стене, не смеющий повернуть голову, когда в его квартире хозяйничают люди в военной форме и его постель перевертывают штыками.

Нет, давно уже не зовут в гости английских солдат жители Фоллз-роуд, Девис-стрит, Нью-Лодж-ро-уд и Юнита-уок. Солдаты являются без приглашения.

На Донор-стрит сегодня висят черные флаги. Улочка небольшая, затиснутая. Две двухэтажные стены смотрят друг в друга. Шесть шагов — дверь. Ни палисадника, ни деревца, ни даже ступеньки перед дверью. Еще шесть шагов, два окошка, уставленных цветами, и новая дверь, новая семья. Открываешь дверь и попадаешь с улицы сразу в жилую комнату. В этой небольшой жилой комнатке, уставленной цветочными горшками, собралась сейчас вся семья О'Хэганов. Мать, отец, трое детей.

Даниеля уже перенесли в морг католического госпиталя «Mater Ifirmorum». Госпиталь находится на улице Крамлин, населенной в основном протестантами. Идти в госпиталь О'Хэганы опасаются.

Сына уже не вернешь. Его убил английский солдат, посланный «для охраны жизни и имущества жителей столицы Северной Ирландии».

Белфаст — Лондон. Август 1970 г.

ТЮМЕНСКИЕ ДОРОГИ

К первой странице обложки

«Мы ищем лохосовских рыбаков. В последний раз оглядываем светлые петли речушек и проток, блюдца озер, дальний разлив Оби. И вдруг МИ-1 закладывает крутой вираж, идет вниз.

Из-за мыса показываются брезентовые пологи палаток, скопление лодок и баркасов у берега, люди в оранжевых куртках. Бригада рыбаков из обского села Локосово обосновалась на берегу реки Тромъеган. Почти все собрались уже у костра. Котел с окуневой ухой дымит на дощатом столе. Обсыхают невода на сушилах.

Кто-то приносит к костру двух остроносых серых рыб; показывает нам: «Стерлядь... На Тромъегане, правда, гость редкий. Вот на Оби...» С лодок в огромную деревянную бадью выплескивают черпаком щук, окуней, язей. Другие, уже полнехонькие посудины стоят поблизости рядком — ждут отпрабки на консервный комбинат.

...Последний баркас, треща мотором, заходит к берегу. На носу, облитая красным светом солнца, фигура рыбака».

Рыбаки и студенты строительного отряда «Икар», речники и летчики — немало хороших встреч было у нашего корреспондента на водных, воздушных и железных дорогах тюменской земли.

Дороги — зеркало края... На тюменской земле все дороги так или иначе поворачивают к центрам добычи газа и, конечно, нефти, главным сегодня богатствам края. Ради этих богатств прокладывают по тайге и болотам железную дорогу Тюмень —-Сургут, организуют четкую путейскую службу на запутанных, кривых притоках Оби, налетывают по пятьсот километров в день над рыжими болотами и темными озерами, чтобы приземлиться возле новой буровой.

Освоение Западно-Сибирской нефтяной кладовой — это сегодня комсомольская ударная стройка номер один.

ЗАПИСКИ НАШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА В. АРСЕНЬЕВА О ВСТРЕЧАХ НА ТЮМЕНСКИХ ДОРОГАХ ЧИТАЙТЕ В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ.

23

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Равное и перевернутое изображение находится за

Близкие к этой страницы
Понравилось?