Вокруг света 1974-08, страница 51




Вокруг света 1974-08, страница 51

«Я получил сведения о десяти массовых убийствах аче с 1968 по 1974 год, -— пишет доктор Мюн-целде — Все они дело рук экстан-сьерос. Правда, закон от 1957 года запрещает охоту на индейцев. Поэтому, чтобы «охранить аче от справедливого гнева», их сгоняют в резервацию. Таким образом, за колючую проволоку попадают не убийцы, а их жертвы...»

Начальником резервации «Колонна Насьональ Гуайяки» служил сержант Мануэль де-Хесус Перей-ра. В тех местах он известен больше под прозвищем Эль-Ачёро, что можно перевести как «охотник на аче»/. Раньше Перейра считался крупнейшим специалистом по охоте йа «диких», но, получив назначение в «Колонна Насьональ», переквалифицировался и стал видным торговцем индейскими детьми. Для начала он требовал по сто долларов, быстро съезжал до пятнадцати, а зачастую отдавал по пяти. Друзьям и начальникам Перейра малолетних рабов дарил. По резервации сержант любил гулять с индейским ребенком на поводке. В 1962 году в резервации было сто аче. И хотя каждый год привозили новых «подопечных», к 1969 году их число упало до шестидесяти восьми.

«Когда я приехал в апреле 1972 года в резервацию, — пишет Мюнцель, — туда привезли сто семьдесят одного пленника. К июлю семидесяти из них уже не было в живых: голод, болезни, «попытки к бегству». Врачей в резервацию Перейра не допускал принципиально. «Индейцы народ крепкий, — говаривал он, — им лекарств не надо. В джунглях небось обходились...»

Уже в марте 1973 года в резервации осталось сорок аче. Остальных забрал с собой Перейра, вышедший в отставку. Он приобрел небольшое поместье, и ему требовалась работая сила. Двуногую собственность перегнали в поместье отставного сержанта. Впрочем, в имение Перейры доктор Мюнцель уже не попал. Его выпроводили из страны, как раз когда он туда собирался. Хорошо, хоть бумаги удалось заблаговременно отправить из Парагвая. Ибо кто поверил бы без бумаг и фотографий «кабинетному ученому из Франкфурта», который намерен сделать все, чтобы привлечь внимание мировой общественности к гибели маленького племени в густых лесах Восточного Парагвая.

Беда только, что, наверное, уже поздно, чтобы помочь последним из аче.

Слишком поздно... П. ОПЬГИН

illllliie

^ „; ^ >»^v:' «V*£V " v1 ^ v

ВАС. АНИКИН

шт ухой горячий ветер под-Щ Ьй хватил жухлый лист ка-w 4 штана, рванулся и, ударившись о край тротуара, поднял столб пыли. Борис прищурился и отвернулся от колких песчинок.

Летом в город наезжало много отдыхающих. У остановки толпились люди. Одни спешили на базар, другие на пляж, третьи торопились к причалу. Поэтому Борис предпочитал добираться до работы пешком.

По раскаленной площади тянулся поток автомашин. Одна из них проехала совсем рядом. В этот момент как-то очень отчетливо вспомнился семидесятый год. Наверное, самый главный в жизни Бориса. И тогда улицы так же встретили его не по-утрен-нему жарким солнцем...

27 ИЮЛЯ 1970 ГОДА, 8 ЧАСОВ 20 МИНУТ...

— Скорее к главному, — протараторила в телефонную трубку секретарша, едва Борис присел к рабочему столу.

— Что за спешка?

— Не знаю. Верстов приказал собрать всех завов.

Когда Борис вошел в кабинет главного врача, там уже сидели заведующие отделами областной санэпидстанции.

— Вот и Овдиенко... Все в сборе?..

Верстов поднялся.

— Сейчас мне звонили иъ Водного. На рассвете там умер человек. Их эпидемиолог подозревает холеру. Да-да... Не удив? ляйтесь. Я и, сам в это не верю. Холера... Сорок пять лет ее у нас

4 «Вокруг рвета» № 8

49



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?