Вокруг света 1977-04, страница 58

Вокруг света 1977-04, страница 58

руками железные поручни, напряженно всматривался в «очную темень.

— Слышишь, что-то шлепает о борт и плещется? Это> ОН!

— Да кто. же, Мак, кто там, за бортом? — опросил я и сам ответил: — Никого нет, это судно режет штевнем своду.

— Ты ничего не знаешь. Это ОН объявил мне мат через тебя. И с шервого же раза! ОН, должно быть, где-то рядом.

Неужели это говорит тот самый могучий ирландец, который перепугал всех нас? Нет, не иначе существует еще и второй Мак-Интайр — слабый и суеверный.

— Ты же боишься меня, — сказал Мак, — и все-таки объявил мне мат. Это был ОН!

Мы вместе пошли в душ. Здесь я снова увидел бугры его мышц и стальные сухожилия.

— Мак, мне жаль тебя. Я тебя не боюсь: как-никак ты помогал мне в бункере. Только будь добр: оставь меня в покое со своей проклятой акулой!

Ирландец повязал вокруг шеи платок и молча отправился в столовую пить холодный чай. Я быстро нырнул в койку, надеясь, что он не будет меня тревожить. Когда он вошел в .кубрик, я притворился спящим. Жорж уже вовсю храпел за своей занавеской. Тусклая лампочка на подволоке подрагивала в такт машине. Мак-Интайр сидел на краю койки и держал на коленях сваю ша»хмат-ную доску. Фигуры на ней по-прежнему оставались в той же позиции, при которой мы закончили игру. Ирландец недоверчиво взирал на поле, словно еще. надеясь уклониться от мата. Он вытаскивал из гнездышек то одну, то другую фигуру. Ничего не помогало. Мат был бесспорный. Бог морей горел.

Долго бился Мак-Интайр над партией, затем сложил наконец фигуры в шкатулку, подпер голову руками и погрузился в мысли. Вдруг он сунул правую руку под матрац, медленно вытащил револьвер -и извлек из рего барабан. Три патрона поблескивали в нем.

Неужели он хочет застрелиться? Встревоженный, я повернулся на другой бок, каждую секунду ожидая выстрела. Татуировка на предплечье, даты рядом с изображением рыбы-молота и этот ужас после проигранной партии... Сколько ни раздумывал, я не мог отыскать в этом никакой взаимосвязи. Какая же здесь кроется тайна? Словно читая мои мысли, Мак-Интайр вдруг заговорил, и слова его четко звучали в тишине:

— Ты думаешь обо мне и не можешь заснуть. Но ты абсолютно ничего не знаешь о дубляже и о том, каково (бывает, если его получают дважды.

Я не понял ни слова, но почувствовал, что Мак-Интайр готов раскрыть свою тайну. Я отдернул занавеску, уперся локтем в край койки и вопросительно посмотрел на него:

— Дубляж? Что это такое, Мак? Я никогда не слышал этого слова, но полагаю, что оно французское.

— Ты сказал сегодня, что жалеешь меня. А раз так, я объясню тебе, почему я расспрашиваю о рыбе-молоте. Ты услышишь, почему я так бесцеремонно обошелся с донкименом -я^^чш-согнул кочергу в кочегарке. Но только не здесь. Пойдем на бак. Сейчас ночь, и я не хочу, чтобы это услышал кто-нибудь еще.

Стараясь никого не разбудить, я вылез из койки и направился за ирландцем, захватив с собой табак и папиросную бумагу. Я полагал, что для рассказа Мак-Интайру потребуется некоторое время, а кроме нескольких «бычков», курева у него не было.

— Почему ты хочешь рассказать об этом именно мне? — поинтересовался я.

— Потому что, как я заметил, ты непохож на них и способен мне поверить, — ответил он.

На баке мы уселись на кнехты, и я свернул две сигареты. Молча сделав несколько затяжек, Мак-Интайр начал:

— Перед тобой сидит преступник, дважды убийца. Если хочешь, у меня на совести даже больше людей, ведь я служил в Иностранном легионе. Но за два убийства я получил дубляж.

Все случилось только лишь из-за моей прокл'ятой богом силы. Я родился неподалеку от Дублина. Еще молодым парнем я уже мог пригнуть быка к земле, ухватив его за рога.. Но на суше для меня не было работы. Тогда я пошел в море, плавал на маленьком ирландском суденышке. Как-то раз в Корке, в портовом кабачке, я влип в драку с английскими солдатами и вынужден был обороняться. «Томми», которого я сбил с ног, так больше и не поднялся. Мои дьявольские руки с одного уДара отправили его на тот свет. Меня засадили в каторжную тюрьму. Если ты попадешь когда-нибудь в окрестности Талламора, то увидишь большое красное здание. Я просидел там четыре года за убийство. Срок кончился, и я поклялся никогда

больше, ни в каких стычках не пускать в дело свою правую руку. Вот она, посмотри повнимательней.

Мак-Интайр поднес сжатый кулак к; моему лицу, д я отметил, что он был не очень-то большим и к тому же вовсе не походил на кулак убийцы.

— Кому-то мешало, чтобы я оставался жить в Ирландии, поэтому меня попросту вышвырнули из страны. Я нанялся кочегаром на «голландца», и в конце концов этот ржавый горшок пришел в Алжир. Вот там-то я и загремел ненароком в «Легион этранже». Пьян был смертельно, — первый раз в жизни не смог пустить в ход кулаки, когда нужно. Меня уволокли в пустыню и дрессировали там — учили всевозможным гнусностям. Мы должны были убивать людей, а нам за это обещали хорошо платить.

Однажды нас перевозили на грузовике: мы зачем-то понадобились в Марокко. Когда машина въехала на пограничный мост, я спрыгнул в воду. Вместе со мной удрали еще три легионера. Вслед нам стреляли. В живых остался один я. В погоню тут^ же послали лодку. Можешь мне "поверить, я плаваю как дельфин, до спасительного берега оставался всего какой-то метр, и тут меня ударили веслом по голове.

Мак нащупал рукой большой шрам, который я уже раньше заметил под его короткими пепельными волосами. Мак-Интайр глубоко затянулся, выпустил дым и продолжил рассказ:

— В сознание я пришел лишь в Боне Меня заковали в цепи, целыми днями не давали воды, хотели уморить жаждой, свиньи. Но я выдержал — отделался лишь последним предупреждением перед отправкой на каторжные работы. Затем меня послали в дальний форт. Это был отрезанный от всего мира четырехугольный «загон» из камня <и прессованной глины — в самом сердце раскаленной пустыни. Перестрелки с туарегами не заставили себя ждать. Чтобы выжить, мы должны были убивать. В этом гиблом местечке смерть подстерегала нас на каждом шагу — если не от палящего солнца или ночного холода, так от руки бедуина. О побеге нечего было и думать. Что можно сделать, рели вокруг тебя на сотни километров пустыня?

Вот как раз в Сиди-эль-Бараб —

1 Б о н (ныне А н н а б а) — город-порт в Алжире. — Прим. ред.

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?