Вокруг света 1978-01, страница 15




Вокруг света 1978-01, страница 15

онное шествие к берегам океана, пришлось нам как нельзя кстати. Иначе неизвестно, когда бы еще удалось туда попасть.

В день вылета пассажиров на самолет набралось неожиданно много. Вместе с нами были корреспонденты Норильского телевидения, и летчики, воочию увидевшие «загрузку», взлетать поначалу отказались. Выручил Бронислав Боржонов, гроза таймырских волков, не раз летавший с летчиками. Он долго и доверительно убеждал пилотов, что рюкзаки и ящики лишь с виду кажутся такими увесистыми. Один огромный ящик он приоткрыл и показал, что тот пуст, приготовлен для взятия проб, и в конце концов добился своего: уговорил пилотов взять в полет всех. С довольным лицом он обернулся, и тут мы увидели, как брови его поползли вверх.

— Этого нам только не хватало! — промычал он, приметив крохотную собачонку из породы тех милых кривоногих существ, которых так любят горожане.

— Она и двух кило не потянет, — сказал обиженно Виктор Шуст, ее хозяин, пряча собачку на всякий случай под шубу. — Пусть в лесу поживет, ей тоже чистый воздух нужен.

— А знаешь ли ты, что из-за такой вот «мухи» у нас в прошлом году едва работа не сорвалась?

— Не из-з Мухи, а Чебурашки, — уныло поправил Шуст.

— Не все ли равно! — И Боржонов принялся расписывать, как однажды с такой же собачкой, которую взяла в экспедицию женщина-геоботаник, приключилась медвежья болезнь, но медведи-то сами умеют излечиваться от нее, а это домашнее животное, оказавшись среди дикой природы, заимело намерение скончаться у всех на глазах.

— Чего я только не передумал, — говорил Боржонов. —

Впору было хоть санитарный рейс вызывать! А потом сообразили: нужно немедленно сделать промывку кишечника... Ну вот ты, будущий ветеринар, — обратился он к Шусту. — Скажи, что бы стал делать, как вышел бы из положения?

Шуст ухмыльнулся, пошарил в кармане своей необъятной шубы.

— Я же не геоботаник, — с достоинством произнес он и сунул Боржонову детскую розовую спринцовку. — Это подойдет?

Дружный взрыв хохота заставил улыбнуться и Боржонова, он махнул рукой: ладно, мол, вези, если уж ты такой, и первым полез в самолет. «Что же с собачкой-то стало?» — спросили его. «Спасли, конечно, только помучиться пришлось».

Работа на Аяне уже шла вовсю. Из радиопереговоров мы знали, что Владимир Куксов со Славой Мельниковым и Эрнестом Пилатовым за прошедший месяц пробили дорогу для снегоходов по склону горы на плато, там установили палатку со всем необходимым оборудованием, устроив дополнительный наблюдательный пункт за передвижениями диких оленей. На стационаре находился и Евгений Громов, охотовед из Лаборатории охраны природы, приехавший изучать таймырских волков.

...Озеро Аян затерялось в самом центре плато Путорана — горной страны, шатром вставшей над однообразием возвышенностей Среднесибирского плоскогорья. Множество рек начинается здесь, растекаясь по всем направлениям, но, покружив, непременно обращается в сторону Ледовитого океана, создавая на пути немало озер вытянутой формы. Эвенки назвали Путорану «Страной озер с крутыми берегами». В свое время именно крутизна берегов вынудила обойти плато стороной и казаков-земле

проходцев и исследователей Севера более поздних времен. Только после окончания Великой Отечественной войны ученые смогли заняться исследованием горной страны. Первые подробные карты Путораны были составлены всего лишь около тридцати лет назад. Здесь побывали геологи, географы, лимнологи и другие ученые, сюда добрались первые отряды туристов, но для биологов эти места продолжали оставаться почти что «белым пятном».

Кандидат биологических наук Борис Михайлович Павлов, отыскавший на Таймыре гнездовье розовой чайки, где видеть ее никто не предполагал, уверял, что и Путорана может преподнести немало сюрпризов. Он побывал на Аяне одним из первых и, вспоминая свои походы, не уставал повторять, что долгое время его не покидало чувство, будто он оказался в затерянном мире...

Чтобы всесторонне изучить фауну Путораны, определить возможность ведения промысла, на Аяне в канун Международного биологического года была организована постоянно действующая научная экспедиция-стацио-

нар. Первые же исследования показали, что животный мир Путораны уникален. Помимо волков, оленей, росомах, медведей, здесь отыскались «толстороги» — исчезающие снежные бараны, ставшие в других местах Таймыра редкостью. Охотоведы нашли здесь гнездовья белохвостых орланов, канюков, белых кречетов. Эти находки говорили о том, что в тех местах следует ожидать новых удивительных открытий, И я надеялся, отправляясь в путь, присутствовать при этом.

...Приземлились на зеркальную гладь озера, провалившегося в глубокое ущелье. Озеро застыло на отметке четыреста семьдесят

13



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Журнал вокруг света.Белый кречет

Близкие к этой страницы
Понравилось?