Вокруг света 1978-02, страница 54

Вокруг света 1978-02, страница 54

и накрывается буркой, Гудим достает из своего рюкзака транзистор и находит музыку. В темноте у костра глухо стучат барабаны...

И все-таки осень наступила. В горах, наверху, это чувствуется сильнее. Ночи холоднее. Дров надо больше. Да и трава уже не та. Лошадям хватает, те не хотят уходить с верхов. А вот скот, особенно молодняк, часто остается ниже балагана, в лесу.

Базала еще хорошо помнит, как раньше в таких случаях старший пастух, узнав, что часть стада не пришла, брал ножницы, связывал их, читал заговор, и после этого

все успокаивались, зная, что ноги и пасти зверей в лесу теперь «связаны». Сейчас так, конечно, не делают.

Тише стало в балагане. Детей Леонтий повез в Псху и посадит на самолет, им надо в школу. Знакомый пастух, с другого коша, довезет их до дома. Как там дома? Все ли здоровы? Базала иногда разрешает себе перед темнотой пойти к обрыву, что в стороне от балагана, сесть там на бурку и смотреть. Внизу дорога, село, хутора. Напротив, через темную уже долину, Бзыбский хребет...

Ночью их засыпал снег. Не разжигая костра, они снялись рано

утром и ушли. Теперь будут спешить, чтобы завтра уже перейти перевал, иначе снег отрежет их здесь.

Пастухи уже соскучились по дому, да и дела там есть, Кто-ни-будь их заменит на время у стада, и они помогут семье: привезут дрова на зиму, поправят изгороди, крыши, разольют вино из больших бочек по маленьким бочонкам,

Из бочонков они Перельют вино в большие бутыли. Из стеклянных бутылей нальют в глиняные кувшины, которые отнесут к столу. На столе вино будет разлито в прозрачные стаканы, и обойдет всех рог тура, наполненный, который на стол не поставишь,

глубине идет бурный процесс перемещения гигантских плит. Вот вам причина сильных землетрясений! Можно замерить теперешний угол наклона пород, сопоставить с прежним результатом, картина сдвига станет ясней, прогноз облегчится...

Зубцы служат хорошим ориентиром для пилота. А на карте Негматуллаева четко видно, что гряда совпадает с зонами наибольшей сейсмической опасности.

Уже на земле, когда мы едем из аэропорта на сейсмостанцию, мои спутники пытаются объяснить, что такое землетрясение.

«Представьте, — говорили они, — что вы переламываете сухую крепкую палку. Палка жилистая. Треск ее напоминает гул землетрясения, а боль, которую рука ощутит, когда палка наконец лопнет, подобна ощущению землетрясения».

Еще одно сравнение: «Ледоход на реке. Льдины прут друг на друга, лома!ются и дробятся».

Автор этих сравнений — С. Нег-матуллаев, член-корреспондент Академии наук Таджикской ССР, содиректор советско-американской рабочей группы по прогнозу землетрясений. Несколько лет назад в составе группы советских ученых он побывал в Америке, посетил ряд сейсмологических центров.

Негматуллаев приехал в США, когда вопрос о том, почему некоторые крупные водохранилища становятся при заполнении причиной трагедии тысяч людей, был крайне актуален. Чрезвычайным оказалось и то обстоятельство, что в Таджикистане, где на Нуреке строится плотина* равная по высоте трем Асуанским, с первого же дня велись наблюдения за

уровнем сейсмичности. Это позволило заранее рассчитать, как будет расти количество землетрясений в зоне стройки. Сейсмологи составили рекомендации эксплуатационникам, рассчитали, как надо заполнять новое, искусственное море в горах. Все было сделано таким образом, что и строителям и сейсмологам удалось повлиять на сейсмическую «погоду». Медленно заполнялось водохранилище, и точно по графику, небольшими порциями, предотвращая катастрофические последствия, выделялась накопившаяся тектоническая энергия.

Два года назад я говорил с американцами, работавшими в Душанбе и в Гарме на базе Института физики Земли. Они с восхищением отзывались о работах таджикских сейсмологов и откровенно заявляли, что одно время в США уже было забросили проблему прогноза, считая ее безнадежной, преждевременной. И только здесь, в Таджикистане, где удалось соединить усилия двух стран с таким обширным багажом, разветвленной сетью наблюдений, прогноз землетрясений стал близок к реальности. То есть можно сказать, что ученые двух стран вот-вот заявят нам о новом, весьма важном для человечества событии — умении заранее предсказывать подземные штормы. Такое не исключено, хотя зарекаться не стоит.

Но прогноз не панацея, важно, чтобы народ был готов к землетрясению, как к любому другому стихийному бедствию. Нужно строить дома и здания таким образом, чтобы они могли выдержать толчок любой силы.

Особенно актуальна эта мысль для Таджикистана. В 1976 году сейсмостанции республики заре

гистрировали более 6000 толчков различной интенсивности, хотя многие из них были, конечно, просто незаметны,

Сейсмологов часто спрашивают: почему в неспокойных зонах жилые дома, школы они советуют строить малоэтажными? Вот мнение по этому поводу Негматуллаева: «Я бы вообще советовал строить жилье не выше дерева. Это важно еще и потому, что во время сильных толчков в малоэтажных зданиях люди себя чувствуют более уверенно, чем в высотном жилье. Легче переносят толчки. Другое дело служебные помещения. Они, на мой взгляд, должны быть высотными, и высотность можно не ограничивать. Во всяком случае, для Душанбе и райцентров республики подобные сооружения можно делать двадцатипятиэтажными и выше. Это решит многие проблемы: сохранится земля плодородных долин, города станут компактными. Для сельской местности я бы предложил тот же вариант: два-три высотных служебных здания в центре, остальные — жилье, школы, больницы — малоэтажные».

Через месяц после разрушительного толчка сейсмостанция «Исфара-1» зарегистрировала более 40 толчков, но только шесть из них были ощутимы...

...Ученые готовились снимать свою аппаратуру. В комнату заходили сейсмологи из Киргизии, Узбекистана, Казахстана — Ис-фара находится на стыке трех братских союзных республик. И точно так же, как приходили на помощь жителям разрушенных кишлаков родственники и просто знакомые, так и на помощь таджикским ученым пришли коллеги.

4*

51

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?