Вокруг света 1978-12, страница 11

Вокруг света 1978-12, страница 11

те внимательны, дальше край дороги осыпался...

Вылетаем на спуске за поворот и видим эту осыпь. Над ней пятеро всадников сдерживают лошадок, потревоженных нашей машиной. Лошади прянули к пропасти, и всадники вдруг исчезают. Проскакиваем над пропастью в клубах пыли, удерживаясь на полуобвалившемся карнизе дороги только по инерции. С тревогой свешиваюсь на ходу из УАЗа, чтобы посмотреть, что же сталось с «кавалеристами». Всадники еле держались на узкой тропинке, проложенной в последние дни пешеходами чуть ниже дороги. Из пропасти дохнуло, как из кондиционера, прохладным и сухим воздухом. Далеко внизу, под кручей, амфитеатром шли террасы затопленных полей. Три-четыре десятка буйволов, впряженных в сохи и развернувшихся в одну линию, брели, взбаламучивая серую густую жижу.

На следующем витке спуска, едва не царапнувшись бортами, мы разминулись с грузовиком и вдруг оказались на широкой асфальтовой площадке. Над ней по склону стояли двухэтажные дома. Внизу бурлила мутноватая речушка, вдоль которой тянулись огороды, отделенные аккуратными кучками валунов. На противоположном берегу поднимались горы, горы, сплошь рыжие от кустарника.

Собственно улицы в поселке Тиньтук нет. Чуть пошире стала дорога, заасфальтированная в нескольких местах. Над ней несколько десятков домов.

К дирекции рудника пришлось карабкаться метров пятьдесят по крутой лестнице. Впереди поднималась по ней лошадка под седлом, но без всадника. Останавливаясь у кустов, она обгладывала листву. Неизвестно откуда собралась несметная толпа мальчишек, одетых в короткие курточки с застежками, вроде старинных венгерок.

Рудник Тиньтук — одно из тех немногих работающих и сегодня вьетнамских предприятий, которые были созданы еще до августовской революции 1945 года. Дело в том, что, начав войну первого Сопротивления, патриоты, покидая населенные пункты под давлением превосходящих сил врага, оставляли после себя «мертвую землю». Такова была суровая и беспощадная необходимость. А позже, убираясь с вьетнамской земли, колониальная армия вывезла все промышленное оборудование, которое могла захватить. Крупногабаритные и тяжелые конструкции грузили в

Подвесная дорога на руднике Тиньтук.

Хайфоне на баржи и затем сбрасывали в море. Горы Каоланга не позволили проделать такую операцию с тем небольшим оборудованием, которое имелось в Тинь-туке.

Работа здесь началась в 1949 году и велась полностью вручную, без каких-либо определенных планов, по старинке. Шла война, сотни рабочих ушли на фронт... На всем лежал отпечаток разрухи и запустения. В касситерите порой ковырялись даже не ради олова — из него выбирали золотинки. На шестьдесят тонн концентрата приходится килограмм золота...

Еще в 1955 году, когда Вьетнам лежал в руинах и в Каоланге не существовало даже тех грейдерных дорог, по которым мы ехали, до Тиньтука добрался первый советский специалист. Затем приехала целая бригада, которая стала брать геологические пробы,

изучать перспективы месторождения. Тогда велось много споров. Достаточно ли еще остается касситерита в отвалах Тиньтука? Стоит ли вкладывать средства в оборудование, его доставку, строительство модернизированной обогатительной фабрики и системы дорог?

Шли годы. В начале 70-х обозначилась тревожная тенденция: все меньше породы вывозили самосвалы из карьера к вагонеткам, которые зачастую уходили на обогатительную фабрику недогруженными. Тиньтук иссякал. Это снова ставило под сомнение будущее рудника. Начался кропотливый поиск. Как большой праздник встретил коллектив тот день, ког' да геологические керны дали неоспоримые свидетельства того, что оловянный промышленный минерал в этом районе еще есть.

Утопая по колено в темно-бурой пыли, мы добрались до карь

А*

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?