Вокруг света 1982-12, страница 41

Вокруг света 1982-12, страница 41

рассказам, далеко не всегда правдивым. Еще три года назад за доброе слово о Советском Союзе можно было получить пулю...

Через два часа выставка была полностью готова. Экспозиция начиналась ярким плакатом с надписью «Советская молодежь» на русском и испанском языках и изображением серпа и молота. Затем шли фотографии, показывающие, как работает, учится и отдыхает наша молодежь. За многие тысячи километров от Советского Союза, в самом центре Центральной Америки, в го роде, где еще недавно серп и молот рисовали на стенах домов под по кровом ночи с риском для жизни, теперь улыбались с фотографий де легаты комсомольского съезда, строители БАМа, белозубые донец кие шахтеры. Над разбитым рейх стагом развевалось Знамя Победы, по целинной пашне плыли трак тора...

До открытия выставки оставалось еще часа три, и Лаутаро, двадца тилетний секретарь студенческой организации департамента Леон, предложил нам посмотреть город.

Леон по испански означает «лев». Город широко раскинулся вокруг высокого холма. Большинство домов не выше двух этажей, все гладко оштукатурены и покрашены в свет ло-голубые, желтые, розовые цвета. Множество белых гипсовых барельефов... Жалюзи закрывают окна от яркого солнца. На одной из улиц мы останавливаемся у небольшого дома, на зеленовато голубой стене белая табличка: здесь жил великий поэт, гордость Центральной Амери ки — Рубен Дарио.

Вскоре мы снова оказываемся на центральной площади перед громадой собора. В темную глубину храма уходят два ряда колонн, между ними потемневшие от времени мае сивные деревянные скамьи.

Перед алтарем с правой стороны у колонны громадный мраморный лев, устало улегшийся за металли ческой оградой. В нем еще чувству ется немалая сила, но голова уже склоняется на утомленные трудным путем лапы, лежащие на повержен ной лире и мраморном щите с надписью: Рубен Дарио. Это могила поэта.

Выйдя на площадь, я снова залюбовался башнями собора, украшенного золотым орнаментом, фигурами атлантов и святых. С величествен ной торжественностью здания никак не вязалась странная окраска его: вся верхняя часть каменной кладки была покрыта грязно-черным на летом. Лаутаро объяснил, что во время войны с диктатурой гвардей цы Сомосът засели в храме и, при-

В зале выставки <г Советская молодежь» в Манагуа

крываясь толстыми стенами, с высоты расстреливали людей на площади и окружающих улицах. Ока залось, Лаутаро сам участвовал в боях за освобождение города.

— Чтобы не разрушить собор сна рядами, нам пришлось поджечь деревянные лестницы: гвардейцев в буквальном смысле выкурили от туда,— рассказывал он.

По одной из боковых улочек мы спускаемся с площади. Всюду видны следы той жестокой войны, которую

вел Сомоса против своего народа.

Мы подходим к развалинам ка зарм, которые были последним ба стионом сомосовских головорезов в Леоне. От них остались лишь сте ны, сплошь исщербленные пулями и пробитые во многих местах сна рядами. Бетонная громада дота — словно гигантский череп с темными провалами глазниц-амбразур. Отво рив железные ворота, градом пуль превращенные в нелепое кружево, входим во двор. Тихо и знойно. Бе

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?