Вокруг света 1982-12, страница 47

Вокруг света 1982-12, страница 47

над горизонтом четыре темные точки, которые постепенно превращались в силуэты самолетов.

— Это свои! — уверенно произнес Стрижак.

Всматриваясь в маневр истребителей, командир понял, что Ла-5 строем фронта делают галсы над водой.

— Так ведь это нас ищут,— спокойно сказал Кузнецов.

Но истребители, пролетев над плавающими в воде летчиками, неожиданно ушли. Судя по всему, ничего не обнаружили. И снова стало как-то тоскливо, опять медленно потянулись минуты. В ожидании помощи командир и стрелок стали коротать время за неторопливой беседой, которая вертелась вокруг «заколдованного ордера». Что же все-таки проделывали гитлеровцы, что состав ордера оставался постоянным?

В той стороне, где находились вражеские корабли, над водой полыхали четыре огромных костра и по-прежнему раздавались взрывы...

Через некоторое время снова послышалось комариное жужжание моторов. Стрижак и Кузнецов повернули головы на восток. Это опять пришла четверка «лавочкиных». Летчики соскользнули в воду, и снова стрелок поднял над собой оранжевую лодчонку. Четверка сделала круг прямо над летчиками и улетела.

— Заметили! — вырвалось у Кузнецова.— Теперь-то уж наверняка подберут.

Действительно, вскоре над водой появилась летающая лодка Бе-4. Корабельный разведчик делал «гребенку» над тем местом, координаты которого сообщили истребители. Обнаружив летчиков, гидросамолет сразу пошел на посадку и сел на воду буквально в тридцати метрах от резиновой лодочки.

Как только смолк мотор корабельного разведчика, послышался раскатистый бас:

— Давайте сюда, флотская братия!— Из пилотской кабины высунулся внушительного роста майор.— Мигом к своим доставлю! Там поди уж вас заждались...

Как ни странно, именно эти тридцать метров до летающей лодки оказались непреодолимыми. Кузнецов и Стрижак никак не могли приблизиться к самолету. Под действием дрейфа Бе-4 относило от них все дальше и дальше. Тогда Иван поплыл кролем к корабельному разведчику. Когда он приблизился к летающей лодке, штурман подал с нее бросательный конец. Обвязавшись, стрелок поплыл обратно, к своему командиру. Как только Иван мертвой хваткой вцепился в лодочку, с гидросамолета их стали подтаскивать.

Как его протащили через люк стрелка-радиста, Кузнецов не помнил. В тот момент, когда сильные руки Стрижака подхватили его и подняли вверх, перед глазами Кузнецова поплыли разноцветные круги, и вскоре все померкло...

Очнулся он только тогда, когда корабельный разведчик благополучно совершил посадку на озере возле какого-то поселка.

— Поднимайся, старлей.— Командир экипажа обратился к Кузнецову.— Тут тобой высшее начальство интересуется.

На берегу с группой офицеров стоял начальник штаба авиации Балтийского флота полковник Шугинин: он встретил спасенных летчиков ласково, добрым словом. А вскоре за ними прилетел и сам командир полка.

— Что с ордером? — первое, что спросил Кузнецов.

— Нет больше «заколдованного ордера»! И не будет. Сейчас тебе нужно отдохнуть — получишь десять суток отпуска, а там...

— Почему он оставался целым? Что за трюк применили гитлеровцы? — сно

ва обратился Кузнецов к командиру.

— Назначена специальная комиссия, которая работает над выяснением всех обстоятельств, связанных с ордером...

Так получилось, что о разгадке «заколдованного ордера» Георгий Кузнецов узнал уже после войны, когда встретился со своим бывшим командиром полка дважды Героем Советского Союза Н. В. Челноковым. Долго в тот вечер прославленный морской летчик генерал-майор Челноков и его ученик, ставший слушателем Морской академии, вспоминали о пережитом. И конечно, оба вспомнили о «заколдованном ордере».

...Сразу после того, как наши войска заняли порт Кунда, туда от нашей авиации была послана комиссия для выяснения всех обстоятельств, связанных с разгромом вражеского ордера. Оказывается, гитлеровцы держали в портах Кунда и Таллин около двухсот боевых кораблей такого же типа, которые входили в ордер. Как только летчики уничтожали какой-либо корабль, его место занимал другой, точно такой же. Наши люди обнаружили в этих портах большое количество покалеченных кораблей, не подлежащих ремонту.

Трюком с заменой подбитых и потопленных кораблей гитлеровцы пытались вселить в наших летчиков неуверенность и страх. Но добились обратного результата — дело кончилось тем, что лишь во время последнего налета морской авиации было только потоплено тринадцать кораблей, после чего фашисты были не в состоянии восстановить ордер — по типам кораблей — в прежнем количестве. По самым скромным подсчетам, в составе «заколдованного ордера» наши летчики подбили и потопили восемьдесят семь боевых кораблей. Дороговато обошелся гитлеровцам их психологический эксперимент...

ТРЕВОГА УЧЕНЫХ

Сравнительно недавно международные океанографические экспедиции обнаружили во впадинах на дне Красного моря необычные аномалии. На глубине около 2 тысяч метров во впадинах дна скапливались горячие воды, насыщенные окислами металлов. Словом, обнаружена концентрированная жидкая руда.

Поначалу к ней было обращено внимание только ученых. Ведь подобное явление им встретилось впервые. Забрав пробы, специалисты на несколько лет забыли о самом Красном море. Они анализировали состав и нашли в нем также небольшое содержание железа и марганца. Строилась

теория о вулканическом происхождении жидких руд.

Тем временем рудой на дне моря заинтересовались промышленники. Магнаты из Саудовской Аравии и Судана выделили деньги на проект корабля — плавающей фабрики для освоения богатых месторождений цветных металлов. И тут вновь у ученых возник интерес к Красному морю. На этот раз тревожный. Дело в том, что по технологии, разработанной для плавающей фабрики, руда будет всасываться и обогащаться на ее палубных установках. Следовательно, горячая вода с морскими солями и взвесями должна выливаться обратно

за борт. Так возник вопрос о загрязнении Красного моря отходами обогащения, которых в сутки будет образовываться многие тысячи тонн. Над балансом в экологии нависла угроза.

И вот группа ученых обратилась к проектировщикам плавающей фабрики с настоятельной рекомендацией — сбрасывать горячие мутные отходы по стальной трубе на глубину 400—450 метров, то есть ниже границы зоны биологической активности Красного моря.

Однако у океанологов есть вполне обоснованное опасение: прислушаются ли к их голосу хозяева будущего предприятия? Ведь там, где пахнет наживой, интересы природы, требующие немалых затрат, обычно не в смог

ююатжхтж

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?