Вокруг света 1984-04, страница 14

Вокруг света 1984-04, страница 14

Офицер вышел.

— Ну, что еще нового в Гельсингфорсе? — поинтересовался Яковлев.

— Сегодня утром какое-то тайное совещание состоялось в читальном зале русского отделения библиотеки университета. К сожалению, что за совещание, выяснить не удалось. Наружным наблюдением установлено, что там была группа неизвестных, которые вышли из библиотеки вместе со Смирновым и пошли к нему на квартиру.

— Если бы это было в России, сейчас бы задержали всех их и узнали, кто они такие,— с досадой хлопнул кулаком по столу полковник.— Здесь же, в Финляндии, приходится церемониться, к местной полиции за помощью обращаться.

В это время вошел адъютант с какой-то бумагой в руке.

Ну что, выяснили?

— Так точно. Означенный Эрвин Вейков на самом деле — руководитель большевиков Владимир Ульянов-Ленин, - доложил офицер.— Вот секретное письмо, полученное в июне из Петербурга.

— Та-ак-с,— протянул полковник.— Я сразу почувствовал, что здесь что-то нечисто. А ведь есть циркуляр департамента полиции арестовать, обыскать и препроводить в Петербург Ульянова-Ленина как опасного государственного преступника. Вот что, ротмистр. Возьмите двух унтер-офицеров, сговоритесь с финской полицией и быстро в Огльбю!

Через час Лявданский и двое его подчиненных в сопровождении финского полицейского вошли в пансионат «Гердобакка». Белокурый полицейский, войдя первым, спросил Анну Вин-стен:

— Ваш постоялец дома?

— Нет, он куда-то вышел.

— Можно посмотреть его комнату?

— Это в общем-то у нас не принято, но полиции мы не можем запретить,— пожала плечами хозяйка пансионата.

Ротмистр Лявданский окинул взглядом комнату. Стол, железная кровать, стул, шифоньер. На подоконнике груда петербургских газет. jjuumifMiti vvptmtm подчеркнуты, на полях видны пометки красным карандашом. На столе — стопка книг. Ротмистр быстро просмотрел: все книги о сельском хозяйстве, дозволенные цензурой, со штампом университетской библиотеки.

— Ну что, какой же это немец? Смотрите, газеты и книги — все на русском языке,— зло сказал Лявданский финскому полицейскому.— Здесь живет опасный государственный преступник. Его нужно задержать. Мы будем ждать его возвращения здесь.

— А распоряжение прокурора? — спросил полицейский.

— Будет вам и распоряжение прокурора,— процедил сквозь зубы Лявданский, усаживаясь за стол.

Смирнов стал собираться, чтобы проводить гостей, но Ленин запротестовал:

— Не нужно, Владимир Мартынович. Я прекрасно знаю дорогу на вокзал. А вам вместе с нами лучше туда не ходить, наверняка филеры дежурят. Спасибо за помощь. Надеюсь, еще увидимся. Надежда Константиновна скоро тоже поедет в Стокгольм, вашей квартиры, наверное, не обойдет. Так что вы уж ей, пожалуйста, помогите. До свидания! — И он крепко пожал Смирнову руку.

Через полчаса у двери раздался звонок. Смирнов, решив, что вернулся кто-то из товарищей, не спрашивая, открыл дверь. В коридоре стоял долговязый мужчина в черном пальто с поднятым воротником. Не здороваясь, шагнул в прихожую, открыл дверь в гостиную. Смирнов бросился за ним, схватил за плечи:

— Кто вы такой? Убирайтесь, иначе вызову полицию!

Мужчина сверкнул глазами:

— Банкеты устраиваем, глаза замазываем. Ну, погодите, господин лектор...— и, быстро повернувшись, выбежал на улицу.

Это был филер Вец. Ему только что позвонили из Огльбю, и ротмистр Лявданский приказал проверить, нет ли у Смирнова немца, который живет у сестер Винстен. Но птичка улетела. Куда? Может быть, на вокзал?

И Вец побежал в сторону железнодорожного вокзала. Было уже темно, но он нашел при свете станционных фонарей мужчину из пансионата Вин-стен. Он стоял у поезда, отходившего в Або, и разговаривал с каким-то мужчиной. Что делать? Вец побежал на вокзал, из комнаты дежурного позвонил в жандармское управление, попросил передать ротмистру Лявданскому, что «немец» уезжает в Або вечерним поездом. Сам же поспешил на перрон.

Остались позади огни Гельсингфорса. Ленин раскрыл газету «Хювюдстад-сбладет», которую накануне вручил ему Смирнов. И тут же почувствовал на себе чей-то взгляд. Неужели филер? Глянул ц^гза газеты. Так и есть, неподалеку ендм¥ додооаяэым субъект, который следил за ним в Огльбю. Правда, он не в шубе, а в черном пальто и старательно рассматривает что-то за окном, хотя там сплошная темень. Ленин решил уточнить, за ним ли следят, хотя сомнений почти не оставалось.

Маленькая станция. Поезд замедляет ход и останавливается. Ленин берет саквояж и выходит из вагона, занимает в станционном буфете столик у самой стойки, заказывает кофе. Субъект садится у выхода. С ним еще какой-то господин, с которым филер явно знаком.

Итак, следят за ним. Надо принимать решение. Возвратившись в вагон, Ленин раскрывает путеводитель по Финляндии, находит схему железнодорожного пути от Гельсингфорса до Або. Только что была станция Карие. А вот станция Литтойнен — последняя остановка перед Або... Ленин закрывает справочник и кладет его в саквояж.

Вот и полустанок Литтойнен. Владимир Ильич выходит в тамбур. Поезд останавливается. Боковым зрением видно, что филер привстал, готовясь бежать в тамбур. Но Ленин не торопится сойти, и это успокаивает сыщика. Он снова садится на место. Поезд тронулся. Ленин открывает дверь и бросается с подножки вниз, в темноту. К счастью, попадает в глубокий сугроб. Ноги-руки целы. Встает, отряхивается и, глядя на удаляющиеся красные огоньки последнего вагона, усмехается: то-то попадет сегодня вечером этому долговязому от начальства!

Оглядывается на станцию. Маленькое деревянное здание. Возле него — ни души. Это хорошо. Хотя надо бы у кого-то спросить, как добраться в Або. Но вот там, кажется, дорога. Ленин входит в лес и при неверном лунном свете отправляется в путь.

В двенадцать ночи Смирнов позвонил Боргу в Або:

— Как дела?

— Ничего нет!

— Как — нет?! Встречали?

— Конечно. Ничего похожего.

— Слушай, Вальтер, что-то случилось. Если что узнаешь, позвони сразу же. Я все равно не засну...

Поздно ночью в окно дома Вальтера Борга раздался стук. Будто кто-то кидал в окно снежком. Борг выбежал на улицу и увидел мужчину в пальто с каракулевым воротником и такой же шапке. Его борода и усы заиндевели, да и сам он, судя по всему, сильно продрог. Жена Борга, как ни противился гость, заставила его выпить рюмку коньяку, а затем настояла, чтобы он растер руки и ноги спиртом, попил горячего молока.

Ленин рассказал о том, что произошло с ним в поезде, как шел один по незнакомой лесной дороге и искал в городе квартиру Борга. Хорошо, что Смирнов адрес сказал на всякий случай. Утром в Або его начнут, вероятно, разыскивать, и он не хочет подвергать опасности друзей, оставаясь у них на ночь. Как ни уговаривали Борг и прибывший на его квартиру другой социал-демократ, Сантери Нуортева, Ленин был непреклонен. Надо немедленно уезжать из Або, чтобы завтра сесть на пароход с одного из островов, мимо которых проходит трасса.

Борг позвонил молодому социал-де-мократу Людвигу Линдстрему, у которого было много знакомых на островах возле Або. Линдстрему с большим трудом удалось найти извозчика, и под утро из Або выехала телега, на которой ехали Ленин и его спутник.

Без особых приключений прибыли в Кустёсунд. Паромщик, несмотря на неурочный час, поворчав, перевез их через не замерзший еще пролив, и они поехали дальше. Когда приехали к проливу между Кустё и Паргасом, обнаружили, что он замерз.

12

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?