Вокруг света 1987-09, страница 24

Вокруг света 1987-09, страница 24

ситуации на островах. О французских ядерных испытаниях на атолле Муру-роа, о борьбе тихоокеанских государств за независимость...

Уже после первых минут разговора стало ясно, что шведский ученый живет на Таити весьма насыщенной жизнью. Да и не только на Таити: сам факт участия Бенгта Даниельссона в международном форуме в Москве говорит о многом. Забегая вперед, скажу, что спустя несколько месяцев после встречи в редакции мы получили с Таити письмо, в котором Даниельссон пролил дополнительный свет на свои занятия. Отрывок из письма Б. Даниельссона в редакцию «Вокруг света»:

«Многие люди в Европе считают, что жизнь на островах Южных морей — это бесконечный праздник, что здесь никто не работает и все проводят большую часть времени на песчаном пляже под кокосовыми пальмами, абсолютно ничего не делая,— нежатся или спят. Ну что же, наша жизнь очень далека от этого образа, поскольку мы постоянно страшно заняты научными исследованиями или писанием книг и статей.

В настоящий момент мы работаем над книгой, о плаваниях капитана Кука и параллельно снимаем документальный фильм. Затем нужно будет подготовить новое издание моей книги о Гогене для большой выставки, которая пройдет в 1988-1989 годах по США и Франции... Далее: на Таити приехала группа шведских кинематографистов. Они заключили контракт с Туром Хейердалом и будут снимать фильм о его жизни и научной работе. Эта группа уже побывала на острове Пасхи, где сняла археологические раскопки, а теперь кинематографисты хотят, чтобы я помог им в создании фильма...»

— Вы несколько раз упомянули слово «исследователь»,— продолжил я разговор в редакции.— Что вы имели в виду? Какими проектами занимались в последнее время?

— Знаете, слово «исследователь» употребляется ныне слишком часто,— откликнулся Бенгт Даниельссон.— Оно затерлось, но не остается ничего другого, как все же употреблять его. Исследовать, открывать... В сущности, нельзя «открыть» то, что никогда не составляло тайны: люди живут на островах Тихого океана с давних-предавних времен. Конечно, есть районы — на Папуа — Новой Гвинее, на некоторых больших островах из числа Соломоновых, в центральной части Южноамериканского континента, в Амазонии,— где до самого последнего времени не ступала нога белого человека. Но все же пора эпохальных географических открытий миновала. Теперь время антропологов, географов, социологов, этнографов, которые интересуются культурой, обычаями иных народов. Таким образом, для нас всегда много работы. Вдобавок, мы много путешествуем — на судне, именуемом «Линдблад иксплорер». Мой соотечественник Линдблад — очень ин

тересный человек. Лет двадцать — двадцать пять назад он обнаружил, что существует множество людей, которые страстно желают отправиться в путешествие, чтобы больше узнать о дальних народах, их нравах и обычаях. Заметьте, речь идет не о туристах, для которых главное — приехать, поснимать и уехать, а о людях пытливых и вдумчивых, ставящих перед собой серьезные познавательные цели. Будучи богатым человеком, Линдблад купил теплоход — это было в 1 969 году — и стал возить людей по морям и океанам. А мы стали выступать на этом судне с лекциями. Получилось нечто вроде маленького плавучего университета. Лекторы — в большинстве университетские профессора, которые отправляются в подобное путешествие во время отпуска. У каждого свой курс, свой предмет. Нас бывает пять-шесть человек, мы читаем лекции каждый день. Пассажиры приходят на занятия, слушают, конспектируют. Все как в «сухопутных» учебных заведениях. С той лишь разницей, что здесь бывают практические занятия — на различных архипелагах. И для преподавателей, и для студентов учеба совмещается с чудесными путешествиями. Нам удается посещать и те острова, на которых мы ранее не были, и те, до которых вообще очень трудно добраться. На некоторых островах нет ни взлетно-посадочной полосы, ни порта. Как же попасть туда? На судне «Линдблад иксплорер» имеются «содьяки» — маневренные надувные лодки. У них плоское днище, поэтому они проскальзывают над рифами, проходят по любому мелководью и выскакивают прямо на берег. Таким образом, за пятнадцать лет подобных плаваний нам удалось посетить великое множество наиболее удаленных островов. В Тихом океане их десятки, если не сотни. Конечно, такие острова — самый лакомый объект для исследований...

— А вы бывали на Понапе?

— Да конечно.

— И видели руины Нан Мадола1?

— О, да! В книге, которую я только что написал, а мой друг и постоянный переводчик Лев Жданов будет готовить для издательства «Прогресс», есть глава о руинах Нан Мадола. По сей день люди очень мало знают об этом заброшенном городе. Там почти никто не бывает. Те случайные посетители, которые добираются до Понапе, как правило, застревают в столице острова, если можно так ее назвать,— маленькой деревне под названием Колониа. А сам Нан Мадол — еще в тридцати километрах. Единственное средство сообщения — лодка. Это дальнее путешествие, успех которого во многом зависит от прилива. При «низкой воде» попасть в каналы Нан Мадола очень трудно: слишком мелко. В общем, правдивые описания Нан Мадола весьма редки.

— И поэтому,— подхватываем мы,— множество людей считает, что этот город, сложенный из гигантских базальтовых «шпал», якобы был построен инопланетянами.

— О да,— всплескивает руками Даниельссон.— Я тоже слышал немало подобных глупостей. А еще есть легенды, будто Нан Мадол построили испанские пираты. Или китайские морские разбойники. Или какой-то загадочный народ. Но, конечно же, Нан Мадол построили микронезий-цы — этому есть множество свидетельств. Тут вообще двух мнений быть не может.

— С островом Пасхи — та же история,— подливаем мы масло в огонь.

— Безусловно,— хмурится Даниельссон.— Вокруг каменных статуй высятся уже горы домыслов. Хотя ученые давно выяснили, кто выте-

См. «Вокруг света» № 7, 1984 г.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?