Вокруг света 1987-09, страница 26

Вокруг света 1987-09, страница 26

но 1100 морских миль! А потом каро-линцы, естественно, возвращались назад. Они великолепные кораблестроители и навигаторы.

— Совсем недавно у нас в гостях был Дэвид Льюис1 — вы, наверное, знаете его.

— Да, конечно. Его книга «Мы, навигаторы...» — замечательный труд. Увы, на островах Санта-Крус, описанных Льисом, старинная навигация практически уходит в прошлое. Там уже нет больших парусных каноэ. А на Каролинских островах их по-прежнему строят. И в невероятно больших количествах. Вы приезжаете на атолл Пулуват, или, скажем, Ла-мотрек — там живет по пятьсот-шестьсот человек — и видите на берегу десяток больших парусных каноэ. Это на полтысячи-то человек! Естественный вопрос: «Зачем вы строите столь большие лодки?» — «Таков обычай»,— отвечают они. Прекрасный ответ! Каролинцы устраивают соревнования между островами. Например, с атолла Пулуват плывут на Волеай — это больше трехсот морских миль. А на каком-нибудь ином острове местные мореходы говорят: о, мы должны побить их! И тоже пускаются в плавание, хотя им приходится покрыть гораздо большее расстояние. Вот такие соревнования. По-моему, это просто здорово!

Далее Бенгт Даниельссон принялся увлеченно рассказывать об острове Тикопиа, принадлежащем к группе Санта-Крус. Но здесь мы прервем ученого: впоследствии Даниельссон прислал очерк о Тикопиа, написанный специально для «Вокруг света», мы помещаем его в качестве дополнения к «Кают-компании»

— Каковы ваши ближайшие планы?

— Что поделывает Тур Хейердал?

Эти вопросы раздались одновременно — секунда в секунду, Бенгт Даниельссон поначалу шутливо вскинул руки, как бы сдаваясь перед натиском спрашивающих, но тут же довольно кивнул и руки опустил.

— Хорошо, что эти вопросы соединились. Потому что ответы на них тесно взаимосвязаны. Хейердал сейчас на острове Пасхи. Он прибыл туда 10 января со своими ближайшими помощниками-археологами, чтобы вести раскопки на северо-западном берегу — в том месте, где, по преданию, «пятьдесять семь поколений назад» высадился вождь первопоселенцев Хоту Матуа. Это было примерно в пятом веке нашей эры. Группа Хейердала надеется найти там свидетельства столь важного события. Через две недели Тур приедет на Таити. Мы встретимся и поедем вместе на Пасхи. А оттуда мы с Марией-Терезой начнем новое путешествие — еще более увлекательное: поплывем на четырехмачтовом барке «Морское облако».

Судно зафрахтовано Свеном Ола-фом Линдбладом — сыном старого Линдблада. Оно возьмет на борт 60 пассажиров и отправится через весь Тихий океан. Подумать только — мы будем плыть под парусами, как капитан Кук. Или Литке. Или Коце-бу...

Когда вернемся — продолжим работу над книгой о ядерных испытаниях в Тихом океане. Это очень важно. Либо мы — все люди доброй воли — добьемся прекращения ядерных испытаний, либо ядерные испытания прекратят нас — человечество. Поэтому для меня и Марии-Терезы борьба против французских взрывов на атолле Муруроа 1 превратилась в символ — символ позиции, которую должен занимать каждый ученый. Кстати, Мария-Тереза принимала и принимает активное участие в акциях организации «Гринпис».

— Помните историю со взрывом судна «Рейнбоу уорриор», принадлежавшего этой организации? — включается Мария-Тереза.— Оно должно

1 «Французские ядерные испытания ведут к гибели уникального атолла Муруроа в Тихом океане...— писала «Правда»

1 июня 1987 года.— На днях на атолл была направлена комиссия во главе с председателем комиссии по вопросам обороны Национального собрания Ф. Фийоном. Несмотря на его оптимистическое заявление о том, что ядерные испытания «самой структуре атолла не угрожают», он тем не менее признал, что ущерб, наносимый ядерными взрывами, непоправим. Взрывы, по его словам, приводят к «очень сильному сотрясению почвы». Это не что иное, как косвенное подтверждение предупреждения ученых о том, что взрывы приводят к разрушению известковой структуры кораллов, составляющих надводную часть атолла. Это, кстати, можно увидеть и невооруженным глазом — на снимках, сделанных во время ядерных взрывов на Муруроа. Море вокруг атолла становится белым от выброса мельчайших частиц разрушенных кораллов».

было идти на Муруроа и воспрепятствовать испытаниям, но этот «круиз мира» был прекращен самым варварским образом. Так вот, незадолго до террористического акта к нам в дом на Таити приходила какая-то темная личность, все что-то вынюхивала, выспрашивала, в каких отношениях мы находимся с организацией «Гринпис». Понятно — французским официальным кругам очень не нравится, что мы предаем огласке происходящее на атолле Муруроа...

Беседа с Бенгтом Даниельссоном и Марией-Терезой длилась несколько часов. Мы находили все новые и новые вопросы, а наши гости охотно и обстоятельно на них отвечали. Но в конце концов наше время истекло: был уже поздний вечер, а на следующее утро Даниельссоны улетали из Москвы.

— Что вы пожелаете нашим читателям? — задали мы вопрос, без которого в таких случаях просто невозможно обойтись.

— Жители планеты должны больше знать друг о друге! — с жаром ответил Бенгт Даниельссон.— В вашей стране — мы давно поняли это— люди очень интересуются другими странами, другими народами, интересуются тем, как живут их соседи по планете в иных краях. Это прекрасно! И мы должны только способствовать расширению подобного знания. Потому что если вы хорошо знакомы с жизнью других людей, у вас появляется к ним дружеское чувство, а дружба — это важнейший вклад в дело мира.

В. БАБЕНКО

Покидая редакцию, Бенгт Даниельссон оставил свой автограф: «Читателям «Вокруг света» — с самым теплым таитянским ароха, во время Форума Мира в Москве, 14—17 февраля 1987 г. Бенгт Даниельссон, экспедиция «Кон-Тики». Что такое «ароха» — надеемся, понятно без перевода...

См. «Вокруг света» № 8 за 1987 г.

\10 О- ^

(At с^ ^^с I ^

, 1 и "

l/H

24

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?