Вокруг света 1989-03, страница 61




Вокруг света 1989-03, страница 61

завернутый в промасленную тряпку. Вынул обойму и проверил ее: все 13 патронов были на месте.

Жена молча стояла рядом.

Проверив пистолет, он сунул его в карман пиджака и пошел в гараж.

Зеленый «мерседес» ответил довольным урчанием на поворот ключа.

Десять минут спустя Пьер Каз уже ехал по автодороге в направлении Парижа с включенными фарами. Стрелка спидометра твердо лежала на цифре 180.

Глава десятая

Ларден заканчивал завтрак в баре отеля, пытаясь одновременно разгадать кроссворд из газеты «Фигаро».

— Здравствуйте, бригадир. Вы занимаетесь и кроссвордами тоже? По-моему, вам не хватает только игры в казино. Или вы туда тоже заглядываете?

— А, это вы, инспектор. Уже в Париже? Я не ждал вас так скоро.

— Ну, нашли мотоциклиста?

— Да, вчера в 11 вечера. В кемпинге, в местечке Тре-берден, что в Бретани. Я поговорил с ним по телефону: «Рено-30 ТХ» в самом деле имела парижский номер. Нужно связаться с отделом учета автомобилей, чтобы узнать имя владельца...

— Мотоциклист не помнит?

— Нет. Когда машину задержали, водитель достал трехцветную карточку и стал кричать, что послан в специальную командировку. Полицейский отпустил его, но машинально запомнил номер машины — 3627 ДНА 75.

— Отлично, Ларден. Я сам узнаю имя владельца автомобиля и его шофера. А вы отправляйтесь к госпоже Тиро на улицу Нотр-Дам де Бонн-Нувель и спросите, не ездил ли ее муж в Тулузу в октябре 1961 года, за несколько дней до смерти. Затем заезжайте домой за Клодин Шене и вместе тихо ждите меня в «Кафе дю Пале». Оно находится на берегу Сены, чуть повыше префектуры. Я буду там к двум часам.

Мне едва хватило оставшегося времени. Я зашел в отдел учета автомашин и узнал имя владельца «рено», нашел машину и поговорил с шофером. Потом я позвонил начальнику общего отдела префектуры в Тулузе и получил от него положительные ответы на мои вопросы.

Закончил дела у Дальбуа.

— Привет, Каден. Тебе помогло мое письмо? Знаешь, как было трудно найти твоего человека! Они тщательно охраняют тайны. Это в самом деле он?

— Да. Он убил Роже Тиро в 1961 году по приказу. Но не думаю, что Пьер Каз замешан и в убийстве его сына. Этот человек больше похож на больного пенсионера, мечтающего о том, чтобы его забыли. Если только он не прикидывается...

— Скорее последнее. Твой пенсионер зашевелился сразу после нашей встречи. Я это понял со слов коллеги, который занялся его делом. Не особенно доверяй людям такого типа. Подобную работу поручают не ангелам. Будь повнимательнее. ..

— Хорошо. Во всяком случае, свидание с ним мне многое дало. Если не ошибаюсь, я близок к тому, чтобы найти убийцу. В мозаике не хватает только одного камешка, и с ним картина будет ясной.

— Ты хочешь найти камешек здесь? Да или нет?

— Понимаешь, мне нужно подтверждение. Для меня все понятно, но надо представить надежную версию... Администрация следит за каждым полицейским чиновником со дня его прихода на работу до ухода на пенсию. Не так ли?

— Да, естественно: как иначе можно управлять организацией в 100 тысяч человек?

— Я говорю об этом не в порядке критики. Документ, который приходит к комиссару в момент перемещения любого чиновника, кратко отражает весь служебный путь. Так вот я бы хотел получить фотокопию такого досье. Это возможно?

— Твое личное дело? Нет, не смогу, оно находится в Тулузе. Мне доступны лишь дела, хранящиеся в Париже.

— Плевать мне на мое дело, я его знаю лучше всех. Я хочу получить досье на одного из чинов парижской префектуры.

— Это легче. Может, мне и удастся уговорить нашего профсоюзного делегата взглянуть на интересующее тебя дело в управлении кадров.

— Разве ты связан с профсоюзом? Никогда бы не подумал.

— Когда работаешь в разведке, важны все связи... Некоторые из них кажутся странными, но они весьма полезны. Когда потом активисты профсоюза займут какие-ни-будь посты, им можно напомнить кое о чем. Все покупается. Особенно честность. Напиши-ка мне имя твоего парня и подожди в коридоре. Через час у тебя будет это досье.

Бригадир Ларден и Клодин Шене беседовали на террасе «Кафе дю Пале». На этот раз молодая женщина была в платье. Я впервые увидел ее красивые загорелые ноги. При моем появлении она встала.

— Что происходит, инспектор «Каден? Ваш коллега ничего не хочет говорить. Есть что-то новое?

— Да, до развязки осталось немного. Хочу, чтобы вы присутствовали при признаниях убийцы Бернара. Вы чувствуете себя нормально?

— Вполне.

Мы вошли во двор префектуры. На видном месте стоял большой зеленый «мерседес». Полицейский указал нам на дверь «С». Однако там нас остановил дежурный:

— Что вы хотите?

Я подошел к нему вплотную.

— Мы хотим поговорить с месье Вейю.

— Директор занят. У него люди. Вам назначили?

Я отрицательно покачал головой. Он протянул мне тетрадь и ручку.

— Запишите фамилию и вопрос, который вас интересует.

Я отодвинул тетрадь.

— Мы не можем ждать. Я специально приехал из Тулузы для этой встречи. Позвоните месье Вейю и скажите, что инспектор Каден хочет видеть его немедленно.

Дежурный с неохотой снял трубку и набрал номер.

— Невозможно, месье Каден. Попытайтесь прийти после обеда или завтра,— сказал он, положив трубку.

Решив не ждать, я отодвинул охранника рукой, и мы быстро поднялись по лестнице.

Сухой звук выстрела мы услышали, когда были уже на третьем этаже перед кабинетом Вейю. Ларден немедленно вытащил оружие, а я, уложив Клодин на пол, достал свой револьвер. За дверью раздался второй выстрел. На площадку влетели несколько полицейских. На какое-то мгновение им, верно, показалось, что перед ними преступники, и они направили на нас оружие.

Я поднял руки вверх:

— Мы коллеги. Я инспектор Каден из Тулузы. Стреляют у директора.

И указал на его кабинет.

Полицейские стали по двое с каждой стороны двери. Они собирались высадить ее, но не успели. Дверь медленно открылась, и на пороге показался старый человек с со вершенно измученным лицом. Он выглядел тяжелобольным.

Ларден толкнул меня:

— Так это же наш пенсионер с 17-й дороги!

Я вошел в большой кабинет Вейю. Директор уголовного розыска был мертв. Струйка крови стекала из его виска на синий пушистый ковер. Перед ним лежал браунинг: старая довоенная коллекционная модель.

Когда я вышел, Пьер Каз горько усмехнулся:

— Он бы тебя перехитрил, малыш... Это было ясно заранее.

Его увели.

Позже, когда мы обедали в маленьком турецком ресторане, в районе Сантье, Ларден и Клодин забросали меня вопросами.

59



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?