Вокруг света 1991-11, страница 23

Вокруг света 1991-11, страница 23

ременной кадры», как я уже говорил, на «Прохоре». К этому времени старший брат Василий Иванович Рыков, уже лейтенант, вернулся с Черного моря на Балтику, тоже на «Прохор». Василий на фрегате «Кагул» в Синоп-ском сражении командовал деками (артиллерийскими палубами). Участвовал в пленении Осман-паши. Эфес его сабли украсила алая муаровая ленточка с золотистыми каемками и Анненский крестик с короной и надписью «За храбрость». Регалии эти лейтенант Василий Рыков получил из рук самого Нахимова.

— Темляк с «клюквой» получила «Петушья Нога»,— не без зависти подтрунивали братья. «Петушьей Ногой», вслед за героем только что появившейся гоголевской «Женитьбы», прозвала Василия женская половина семейства. Приложенный к награде годовой оклад жалованья был весьма кстати. Ведь имений братья не имели. Жили только службой.

После «Прохора» Павел плавал на яхте-шхуне «Опыт» и затем отправился в заграничную кампанию на винтовом фрегате. «Генерал-Адмирал». Это был флагманский корабль русской Средиземноморской эскадры, 70-пушечный, 800-сильный, с командой 800 человек.

Вспомним, что после неудачной Восточной войны в числе других прогрессивных реформ нового императора Александра II была введена так называемая «Правильная система дальних плаваний». Плавание Средиземноморской эскадры и составляло одно из ее звеньев.

Три года длилось плавание. Русские корабли побывали почти во всех средиземноморских портах - от Тулона до Бейрута и от Алжира до Пи-рея. Долго крейсировали у неспокойных берегов Сирии и Ливана «для охранения христиан от фанатизма турок».

В Марселе, в сентябре 1862 года, эскадра распрощалась со своим командующим, контр-адмиралом Шес-таковым, отозванным в Петербург. У руля шлюпки сел сам командир фрегата. Гребцами были офицеры. Когда командующий покидал шлюпку, офицеры отдали честь поднятием весел вертикально вверх и троекратным «ура» пожелали счастливого пути.

Пожелание это относилось и к мичману Павлу Рыкову. Он тоже убывал в Петербург за назначением — начальником четвертой вахты на 111-пушечный корабль «Император Николай I». Здесь, как раз на Новый 1863 год, он производится в лейтенанты. Вместе с лейтенантом Николаем и гардемарином Сергеем Рыковыми недолго служит на только что вернувшемся из кругосветного плавания винтовом фрегате «Светлана» и вскоре отбывает на Дальний Восток.

ВОСТОЧНЫЙ ОКЕАН

Первым из братьев побывал на Тихом океане Николай Иванович Рыков.

Двумя путями добирались туда

русские моряки: «берегом» и «кругом света».

Бесконечно трудным и унылым был первый путь. Уйма неприятностей подстерегала путника - от вездесущей дорожной пыли летом и непреодолимых заносов зимой до взяточников-смотрителей во всякое время года.

Большинство моряков прибывало в Амурский край вторым путем — «кругом света». Именно морским путем отправился на Восточный океан мичман Николай Иванович Рыков.

С Кронштадтского рейда, держа курс на Англию, снялись 15 июля 1859 года. Фрегат «Светлана» шел под флагом августейшего шефа флота, следовавшего в Туманный Альбион с дипломатической миссией.

Через десять дней прибыли в Портсмут. Оставив здесь генерал-адмирала, пошли в Геную. Из Генуи, приняв на борт вдовствующую императрицу, «имея тихий ход, чтобы удары винта не могли беспокоить высокую путешественницу», пошли в Тулон. Из Тулона, приняв свиту герцогов Лих-тенбергских и багаж великой княгини, — в Виллафранку. Так прошло лето. Настала средиземноморская зима с ее непогодью и ветрами. Потом вдовствующая императрица пожелала, чтобы командиры кораблей эскадры, «если возможно», встретили Рождество на берегу. Плавание все откладывалось.

26 января 1860 года на «Светлану» прибыл новый командир, капитан 2-го ранга Николай Матвеевич Чиха-чев. И сразу начались большие перемены.

Увеличили констапельскую. В ней разместили трехмесячный запас сухарей. Чтобы в плавании печь для офицеров хлеб, переоборудовали камбуз. Устроили стойла для десяти быков. Для облегчения корабля несколько уменьшили артиллерию. Сократили и команду. 37 слабосильных матросов списали на другие корабли, а взамен набрали 10 человек из охотников.

И вот закончен инспекторский осмотр. Отслужен молебен. И в половине пятого вечера 7 февраля 1860 года, имея на борту 19 офицеров, 406 нижних чинов, 40 пушек и 450 сил в машине, «Светлана» снялась с якоря и вышла из Тулона для следования с военно-дипломатической миссией в Сингапур. Оттуда уже давно и настойчиво требовал усиления Русской Дальневосточной эскадры ее энергичный и строптивый командующий капитан 1 -го ранга Иван Федорович Лихачев. Это он, вице-адмирал Лихачев, при выходе в отставку чуть не единственный не удостоится чина полного адмирала. Это ему принадлежат крылатые слова: «В морском искусстве единственное средство не быть позади других — это стремиться быть впереди всех!»

Миновав «ревущие сороковые», выдержав трехдневный шторм и преодолев Индийский океан, Чихачев с

гордостью отмечает: «От мыса Доброй Надежды до Зондского пролива, ни разу не вступая под пары, прошли в 28 с половиной дней. Это быстрее знаменитого фрегата «Паллада» семью днями».

Между тем истекал третий месяц беспрерывного плавания. Изо дня в день все одно и то же: фрегат, океан, небо. Все темы в кают-компании давно исчерпаны. Все книги прочитаны. Все истории пересказаны. Недаром говорят, что Каин убил Авеля за старые анекдоты...

Но — всему приходит конец. 4 июня 1860 года капитан Лихачев донес из Шанхая: «Третьего дня в 8 часов вечера пришел фрегат «Светлана» благодаря Бога совершенно благополучно и в совершенно исправном виде».

«Светлана» становится флагманским кораблем эскадры.

Неспокойно было у китайских берегов. Продолжалась Опиумная война. Англичане и французы старались с помощью оружия вынудить Китай на уступки. Очень настороженно держались японцы. В прибрежных водах, да и на суше, хозяйничали все кому не лень. Власть же русских в приграничных районах, даже после заключения Пекинского договора 1860 года, определившего принципы торговых и пограничных взаимоотношений с Китаем, оставалась лишь номинальной. Толпы бродяг-манз свободно переходили границу в обоих направлениях, нападали на русские посты, добывали золото, истребляли леса. В прибрежных водах шныряли пиратствующие браконьеры всех мастей.

«Как жаль,— доносил в июне 1860 года Лихачев,-что наши северные богатства остаются для нас бесполезными».

Пора было россиянам стать твердой ногой в своих владениях на берегах Тихого океана. Как воздух был необходим краю незамерзающий порт.

И вот 20 июня 1860 года в пустынную гавань Золотой Рог вошел транспорт «Манджур» под командованием капитан-лейтенанта Алексея Карловича Шефнера. С транспорта на северный берег бухты высадилась группа солдат. Они принялись рубить в дальнем лесу деревья и, вытянувшись длинной вереницей, таскать бревна на пустынный берег. А потом стали строить казарму и провиантский склад. Родился Владивосток.

Не сразу новый пост станет главной нашей базой на Тихом океане. Еще не один год будут оспаривать между собой первенство Николаевск и поселение Де-Кастри. Еще долго будет ходить «с разными поручениями» по восточным морям и рекам транспорт «Манджур». И еще не раз пересекутся морские пути Шефнера и Рыковых.

Все чаще у русских берегов появлялись английские, французские и даже голландские флаги. Вот содержание донесения начальника эскадры Лихачева об одном из таких посещений.

21

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Алексей Иванович Быхов

Близкие к этой страницы
Понравилось?