Вокруг света 1993-02, страница 58

Вокруг света 1993-02, страница 58

серьезно к вашим словам. Вы слывете видным экспертом, но ставите перед нами очень щекотливую проблему.

— Щекотливую? В каком смысле?

Вмешался Уилсон, насмешливо обращаясь... но не к ней, а к Рилкеру:

— А в таком. С одной стороны, нам следует исходить из посылки, что двух вооруженных полицейских загрызли какие-то животные. Так. Ситуация сама по себе уже не простая. С другой стороны, мы равным образом вынуждены предположить, что это — животные неизвестного вида. Дело осложняется еще больше. А сейчас в довершение всего мы должны признать, что эти неведомые животные-людоеды спокойно расхаживают по Бруклину и никто даже не подозревает об их существовании. Вот в ЭТО я поверить не могу.

Бекки лихорадочно размышляла: такое новое видение вопроса в чем-то затемняло расследование, но в каких-то, и не в самых несущественных, моментах проясняло его.

— Если это так, то медлить нельзя. Ведь в Бруклине многолюдно!

— Довольно, Бекки! Пошли отсюда! Мы теряем время.

— Минуточку, инспектор. Мне не нравится ваш тон — Рилкер, поднявшись, размахивал под носом у Уилсона одним из слепков — Я никогда не слышал о подобных отпечатках. Ни у одного животного, даже у обезьян, нет таких лап. Я вот о чем подумал...— Он нервно схватился за телефон —Я позвоню своему другу из Музея естественной истории. Он вам подтвердит, что эти следы не принадлежат ни одному из известных представителей животного мира. Вы столкнулись с чем-то абсолютно неведомым, я уверен в этом.

У Бекки сжалось сердце. Уилсон взвинтил Рилкера: тот, неловко набирая номер, перешел на крик.

— Возможно, для подобных вам копов-шустриков мое мнение ничего не значит, но этот парень из музея — эксперт экстра- класса. И он разъяснит таким болванам, как вы, что я прав!

Уилсон решительно двинулся к двери.

— Нам эти музеи ни к чему,— проворчал он.

Бекки последовала за ним, захватив фото, но оставив

слепки, поскольку Рилкер, казалось, никак не желал с ними расставаться. Дверь с грохотом захлопнулась за полицейскими. Было слышно, как Рилкер что-то пронзительно кричал, а затем вдруг умолк.

— Надеюсь, что его не хватит инфаркт из-за нас,— насмешливо заметила Бекки, очутившись на улице.

— Ты правильно поступила, девочка. Если бы ты не заговорила об оборотнях, он ничего бы не выложил нам.

Служба главного судебно-медицинского эксперта находилась в сверкающем стеклянными стенами высотном здании напротив госпиталя Бельвю. В сущности, это был целый завод судебной медицины, прекрасно оборудованный и обеспеченный самыми немыслимыми химическими препаратами, необходимыми для вскрытия. В какой-то мере здесь «озвучивали» трупы... и они действительно выкладывали все, что могли. Большой мастер своего дела, шеф службы, используя имевшиеся средства, раскрыл здесь не одно убийство. В суде на первом плане фигурировали кончики волос, капельки слюны и частицы лака, обнаруженного под ногтями. Однажды сумели представить в качестве доказательства даже следы ваксы, найденной на теле женщины, забитой ногами.

Главный судмедэксперт блистал в такого рода делах. Если в принципе хоть какой-то след можно было обнаружить, он непременно его находил. Сейчас он вместе с ассистентами готовился осмотреть тела, сантиметр за сантиметром, ничего не оставляя на волю случая. Но почему-то опять возник этот страх...

Вдруг дежурная громко выкликнула фамилию Уилсона.

— В чем дело?

— Тут есть кое-что для вас,— загремел ее голос.— Позвоните Андервуду.

Он сделал это из кабинета Эванса и переговорил со старшим инспектором. Разговор длился с минуту и со стороны Уилсона свелся к серии реплик типа: «да — согласен, да — договорились, да — конечно».

— Он просто хотел сообщить, что отныне мы с тобой преобразованы в спецгруппу, работающую под его непосредственным началом, и что все силы и средства департамента — в нашем распоряжении. Мы также переселяемся в кабинет в центральное здание полиции в Манхэттене.

— Вот это мило! У нас будет полный карт-бланш, пока сохраняется его влияние, а комиссар будет торчать в своей башне из слоновой кости.

Уилсон хмыкнул.

— Послушай, пока это дело остается выигрышным, все паразиты — от нашей полиции до болгарских спецслужб — попытаются наложить на него лапу. Но будь спокойна. Если мы ничего не обнаружим, то быстренько окажемся предоставленными самим себе.

— Пора идти на вскрытие. Нет сил больше ждать.

В ее голосе чувствовалась горечь: реплика Уилсона слишком точно отражала ситуацию.

— Ладно, вампир, идем.

Они пошли в прозекторскую.

— А я-то думал, что посторонние приходят сюда только по приглашению,— проворчал Эванс. От него пахло химическим мылом, с перчаток что-то капало. Он шел в операционный блок.— А может, специально для вас двоих в правилах сделали исключение?

— А ведь это он нас так приглашает! Ну до чего же любезен!

— Обычно вы присутствуете на банальных вскрытиях, которыми я не занимаюсь, чтобы не терять времени. Сегодня вы можете пройти, если желаете, но предупреждаю, что зрелище будет не из приятных. Да и запашок в зале тот еще.

О Боже! Тела обоих копов лежали на белоснежных столах под беспощадным светом неоновых ламп. Ничто не напоминало бестолковой суеты отстойника на Фаунтин-авеню, здесь все блестело и царил образцовый порядок. Его нарушали лишь трупы с откровенными следами насилия и всем ужасом совершенного преступления.

Особенно потрясла Бекки степень изувеченности. Все говорило о немыслимо зверском нападении. Но было в этом и нечто успокаивающее: на такое животные не были спо

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?