Вокруг света 1994-04, страница 58

Вокруг света 1994-04, страница 58

— Нет, я не был с ним знаком, — покачал головой ком-манд ер. — Однажды он приехал ко мне сюда и представился. Его внешность несколько поразила меня, но, кажется, он хороший скотовод, и с жизнью в буше знаком не понаслышке. Мне непонятно только, как они могли сдружиться с Мэйдстоуном на той экскурсии. Мэйдстоун был большой интеллектуал с самыми разнообразными интересами. Вот я и не понимаю, что его связывало с таким человеком, как Леввей. Впрочем, Мэйдстоуну, похоже, нравилось здесь, в буше. На каникулах он всегда много путешествовал. Может, хотел познакомиться с местностью, о которой рассказывал Леввей? Ну да ладно, а теперь самое время выпить. Могу ли я предложить вам что-нибудь?

— Спасибо, то же, что и себе, — ответил Бони.

Они поговорили также и о перспективах развития сельского хозяйства в округе Квинамби и Лейк-Фроум.

— Без воды здесь делать нечего, — задумчиво сказал Джонс. — Воды же из колодцев не хватает. А ее нужно столько, чтобы можно было оросить землю. Будь здесь в изобилии атмосферные осадки, мы бы выращивали все. Если воды хватает, да еще и удобрения применить, хоть какая почва - трава-то на ней все равно вырастет.

Инспектор Бонапарт поддакивал, собеседники не спеша потягивали коктейли. Бони видел, что коммандер всерьез заинтересован своей второй родиной, и пришел к заключению, что этому человеку можно доверять полностью, как и Ньютону. Продолжая беседу, Бони размышлял об информации, сообщенной Джонсом. С ним и раньше случалось такое: важные подробности всплывали лишь при повторном разговоре. Отдельные детали, могущие дать нужные доказательства, зачастую ускользают от внимания людей, потому что кажутся им неважными. Ему обычно рассказывали о том, что казалось сенсационным, да еще и приукрашивали без всякой необходимости. Поэтому Бони всегда обязательно старался поговорить со свидетелями несколько раз. И ему довольно часто удавалось узнать подробности, о которых прежде свидетель не упоминал. Впервые за все время у Изгороди Бони испытал надежное чувство, что и это дело успешно разрешится,

15

Спина болела так, что инспектор не знал, то ли скрючиться дугой, то ли, напротив, вытянуться. Мышцы ныли, наотрез отказываясь принимать участие в каком бы то ни было движении. «Нет, это определенно самый поганый участок на всех Изгородях Австралии!» — удрученно думал Бони.

Три дня он воевал с притащенной ветром колючей травой и листьями, расчищал завалы возле проволочной сетки, перекидывал мусор через Изгородь и наблюдал, как его уносит в глубь Нового Южного Уэльса. Три дня ветер издевался над его хлопотами, принося в ответ на каждую переброшенную охапку новую, еще большую кучу из скатавшейся в шары сухой колючей травы.

Даже ночью завывала над палаткой песчаная буря. Верблюды ворчали, беспокоились, взметенный в воздух мелкий песок назойливо лез им в ноздри, резал глаза. Импульсивного от природы Кошмара донельзя раздражала беспрерывная бомбардировка шарами перекати-поля, и время от времени он, не сдерживая ярости, исторгал дикий утробный рык.

Проскитавшийся полжизни в буше, Бони постарался устроиться как можно удобнее. Палатку он, как всегда, поставил с подветренной стороны самого высокого из окрестных барханов, костер разложил в нескольких метрах к востоку, чтобы не докучали дым и искры. Однако несмотря на все предосторожности, песок был всюду: в хлебе, сахаре и чае, в волосах. Песок скрипел на зубах, налипал на лицо. Бони залез в палатку, поплотнее завернулся в одеяло, однако и там першило горло от мелкого, назойливого песка. Эх, сидеть бы теперь в Брокен-Хилле за ресторанным столиком, а на нем - жареный цыпленок да холодного пива кружечка...

К утру буйство ветра поутихло, а уже к обеду Бони от усталости едва разгибал спину. Инспектор удалился от лагеря метров на триста, когда его окликнули. Обернувшись, он увидел рысящего на своей лошадке Ньютона.

— Что, все вкалываешь? — спросил смотритель.

— А куда деваться? — пробурчал Бони. — По мне, так провались эта проклятая Изгородь хоть к дьяволу в пекло, а если отыщется какой сумасшедший динго, рискнувший

жить в этой анафемской местности, то и пускай себе полакомится разок в Новом Южном Уэльсе молоденьким барашком - ей-Богу, заслужил!

— Не пристали стражу закона этакие речи, — рассмеявшись, попрекнул его Ньютон.

— Стражу закона - возможно, — буркнул Бони. — А вот парню, которому выпал крест вроде моего, так очень даже пристало. Разве ваше начальство и не слыхивало, что для таких работ давно существуют машины?

— Мы не можем их применять, — возразил Ньютон. — Подумайте только, сколько людей осталось бы без работы. Да и вы сами наверняка не хотите, чтобы сюда, в буш, ворвалась автоматизация. Или я ошибаюсь?

— Ладно, будет вам, — примирительно сказал Бони. — Вообще-то, вы очень кстати и можете сделать для меня кое-что полезное. Пойдемте выпьем по кружке чая, и я объясню вам, о чем речь.

Они уселись под пальмой возле палатки.

— Так вот, — начал инспектор, — я бы хотел попросить вас передать это письмо шеф-инспектору в Брокен-Хилле, вручить лично. Никто,кроме вас, не должен знать, что я веду здесь розыск. Иначе, боюсь, вам придется подыскивать нового фэнсера. Можете ли вы найти убедительную причину для поездки в Брокен-Хилл? Вам придется пожить там несколько дней, пока не поступит ответ на запрос. Я никому здесь не доверяю, кроме вас, но без нужной информации расследование дальше не пойдет.

— Положитесь на меня, — сказал Ньютон. — Несколько деньков в Брокен-Хилле мне, ей-Богу, не повредят.

— О'кей, — продолжал Бони. — А я тем временем позабочусь о вашей, чтоб ей пусто было, Изгороди, но, пожалуйста, возвращайтесь как можно скорее.

Последующие дни, казалось, не шли, а медленно тащились, и Бони едва сдерживал нетерпение. Один раз он ездил на центральную усадьбу за провиантом, однако говорить с кем-нибудь о деле Мэйдстоуна благоразумно остерегался, ругал только во всеуслышание идиотов, палящих куда ни попадя и едва не угодивших в него. Пользуясь случаем, он еще раз подтвердил, будто убежден - Мэйдсто-ун тоже пал жертвой одного из этих непутевых стрелков. Да и как не быть несчастным случаям, когда в округе столько людей, вообще не умеющих обращаться с оружием. Кто может поручиться, что один из них не отправился на охоту по недоразумению и не выпалил в Мэйдстоуна? А потом перепугался и полиции не доложил.

На обратном пути к своему лагерю Бони навестил Нуг-гета и рассказал ему, что и сам едва не погиб от шальной пули. Сверх того Бони намекнул, будто намерен согласиться на предложенную Леввеем работу, потому как трудами у Изгороди сыт по горло. Случись Нуггету встретиться с Леввеем, он может сказать ему об этом. *

Нуггет во время разговора усердно полировал верблюжье седло. Услышав последние слова Бони, он оторвался от своего занятия и впервые в это утро взглянул ему в лицо.

— Гм-м, хорошая идея, — осторожно сказал он. — Я передам о вашем согласии Леввею. Он парень что надо и сумеет позаботиться о вас.

Бони уже собирался в дорогу, как в лагерь заявился Каланча Кент.

— Привет, Каланча, ну как, больше не тревожили твой сон угонщики скота? — радостно встретил его Бони.

— Нет, — раздраженно ответил Каланча. — А и случись даже такое, я не стал бы трезвонить. Особенно перед проклятыми полицейскими ищейками. Впрочем, я слышал, будто и ты тоже из их шатии...

— Ну уж, я попрошу! — возразил Бони. — Кто это, черт побери, рассказал тебе такую несуразицу?

— А-а-а, да и в Квинамби все в этом уверены, — проворчал Кент. — Почему ты не поговорил с нами в открытую? Зачем ты затесался в нашу среду и ведешь себя, будто ты порядочный работяга? Ни один человек не помогает здесь полиции, особенно если полицейская ищейка переодевается и отнимает рабочее место у других.

— Ты абсолютно неверно оценил меня, приятель, — спокойно возразил Бони. — Тому, кто рассказал тебе этот вздор, надо срочно обратиться к психиатру.

— Может, я заблуждаюсь, а может, и нет, — бухтел Каланча. — Только если ты в самом деле полицейский, то катись-ка ты отсюда поскорее. В нашей округе полицию не очень-то жалуют.

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?