Вокруг света 1994-04, страница 61

Вокруг света 1994-04, страница 61

учинил нам изрядную встряску. До нас уже доходили слухи, а ваша информация убедила, что дважды два действительно четыре. Поэтому шеф и отправил меня поскорее в Брокен-Хилл.

— Меня, вижу, в государственные секреты посвящать не собираются, — весело сказал Ньютон, глядя, как оба полицейских чина не обращают на него ни малейшего внимания.

— Вы не ошиблись, — улыбаясь, ответил Бони. — Однако кое с чем я все же хотел бы ознакомить вас, сэр. Вам придется потрудиться, чтобы подыскать замену Каланче. Он дал тягу. Правда, я представляю, где его можно найти, если окажется, что парня надо арестовать.

Бони рассказал обо всем случившемся в отсутствие смотрителя. Ньютон и инспектор Уэллс внимательно слушали.

— Нет, надо же! — воскликнул под конец Ньютон. — Ну и что теперь?

— Я бы предложил вот что: мы с Уэллсом немного прогуляемся вдоль Изгороди, — сверкнул зубами Бони. — Мне хочется показать ему, каким неслыханным истязаниям подвергали вы несчастного инспектора уголовной полиции в течение нескольких недель. А вы пока приготовьте еду.

— Как же, разбежался! — нарочито недовольно пробурчал Ньютон. — Кто здесь, в конце концов, смотритель, а кто обходчик? Да ладно уж, для вас я на все готов.

Он подбросил в огонь несколько сучьев.

— Но предупреждаю, — крикнул он вслед успевшим отойти инспекторам, — во гневе я страшен. Не расскажете мне первому обо всем, когда дело выяснится, - пеняйте на себя.

Бони и Уэллс выбрали у Изгороди открытое со всех сторон местечко, чтобы издалека видеть любого, кто попытался бы приблизиться. Здесь Уэллс передал Бони привезенный пакет. Усевшись на корточки, Бони внимательно изучил его содержимое, потом поднял взгляд на Уэллса. Его синие глаза светились радостью.

— Это может стать недостающим звеном в цепи. Должно стать!

— Мы-то, во всяком случае, просто убеждены в этом, — сказал Уэллс. — Что вы собираетесь теперь предпринять, Бонапарт?

— Прежде всего, — задумчиво сказал Бони, все еще сидя на корточках, — я оповещу Ньютона о своей отставке. Потом пойду к Леввею и поговорю о работе, которую он мне предлагал. Я убежден, что интересующее меня лицо находится на Лейк-Фроум-Стейшн, а не в Квинамби и не у Изгороди. Я позабочусь, чтобы мое намерение стало известно повсюду, и те, кто боится, как бы я до чего не докопался, сами выпорхнули на меня, как мотылек на огонь свечи. Ну а там - видно будет. Во всяком случае, сидеть сложа руки и ждать у моря погоды я себе позволить не могу - очень уж это будет бросаться в глаза каждому.

Он рывком поднялся.

— А теперь, Уэллс, мне хотелось бы, чтобы вы сделали для меня вот что...

Когда они снова пришли в лагерь, Уэллс сообщил, что после обеда должен уезжать и, пожалуй, будет лучше, если Ньютон последует его примеру.

— Заметь кто-нибудь случайно, что у вас визитеры, и все может поломаться, — сказал Уэллс, прощаясь с Бони. — Особенно, если увидят меня. Могут решить, будто я - ваш начальник.

— О'кей, - кивнул Бони.

Ньютон допил чай и вопросительно взглянул на Бони.

— Полагаю, вряд ли имеет смысл спрашивать, что должна означать вся эта таинственность?

— Уж это точно - никакого смысла, — рассмеялся Бони, глядя как оба садятся на коней. — Но, пользуясь присутствием свидетеля, я хотел бы заявить вам, что с этого момента я больше не фэнсер у этой, чтоб ей ни дна, ни покрышки, Изгороди. Мне очень жаль, что я слишком сократил срок подачи такого заявления, зато, с другой стороны, я ведь не прошу вас о выдаче аттестации1.

— Еще чего! — заворчал Ньютон. — Бросает меня на произвол судьбы и еще имеет нахальство упоминать об

В Австралии (и вообще на Западе) при намерении уйти с работы наемный рабочий заявляет о своем желании заблаговременно и обязательно в присутствии свидетеля. Так, моряк должен сделать это не позже, чем за сутки перед приходом в порт (прим. пер.).

аттестации! И о чем вы только думаете? А налети вдруг на нас снова песчаная буря?

— Выше голову! — невозмутимо сказал Бони. — В конце концов все утрясется и придет в порядок. Слушайте, Фред: когда все кончится, приглашаю вас в Брокен-Хилл на кружку пива, и тогда я расскажу вам всю эту историю, как есть.

Он долго смотрел вслед обоим всадникам, и его снова охватило тоскливое чувство одиночества. Сколько еще рискованных шагов предстоит сделать, сколько опасностей преодолеть, прежде чем преступление будет окончательно распутано и будет можно брать убийц.

На другой день Бони посетил Нуггета.

— Ну вот, я таки выложил Ньютону все, что думаю, побросал всю его амуницию и не останусь больше ни одной минуты у этой клятой Изгороди, — объяснил он. — У меня накопилось целое ведро всяких обид и жалоб, а уж Каланча своим побегом прямо-таки переполнил его. Плевать я теперь хотел на эту Изгородь!

— Хорошая идея, Эд, — сказал Нуггет. — Признаться, я никогда не мог понять, что тебя здесь держит. Это же самый дерьмовый участок на всей Изгороди. На кой дьявол она сдалась такому человеку, как ты?

Нуггет, похоже, был в отличном настроении.

— Да, работенка была не из прелестных. И плата - тоже не фонтан. Навещу-ка я, пожалуй, в воскресенье Леввея вечерком. В это время он, наверное, дома?

— Представления не имею, — сказал Нуггет. — Я вообще о нем мало знаю. А почему бы тебе не пойти к Джонсу? Он мог бы связаться с Леввеем по радио и предупредить.

— Дельная мысль, — признался Бони. — Я так и поступлю. А что с Каланчой, так и не объявился?

— А его не видел, — ответил Нуггет.

— Ну ладно, Нуггет. Пока!

— До скорого, — сумрачно буркнул тот.

Затем Бони разыскал коммандера в отставке Джонса.

— Работает еще ваша рация? — спросил он.

— Да, — подтвердил Джонс. — Что, сообщение какое-нибудь надо передать?

— Не в службу, а в дружбу, — сказал Бони, — если будете сегодня говорить с Леввеем, скажите ему, пожалуйста, что в воскресенье вечером я приду на Лейк-Фроум-Стейшн и очень хочу с ним поговорить. Я рассчитался с Изгородью, а он, как я слышал, ищет пастуха.

Бони говорил очень громко. Он надеялся, что слова его слышат и другие, особенно Лаки, моющий рядом грузовик. Когда же Джонс и Бони подошли к садовой калитке, инспектор добавил тихонько:

— Но больше - ни слова. Вам понятно?

— Не сомневайтесь, — пообещал Джонс. — Я скажу слово в слово, что вы мне поручили, и ни звука больше. О'кей?

— Договорились, - сказал Бони.

Бони решил, что для вылазки на Лейк-Фроум-Стейшн Кошмар - идеальный спутник. Верблюд в этой местности был как дома.

Кошмар бежал неспешным, мерным аллюром. Миновав Изгородь и отливающий серебром «Колодец 10», он понесся враскачку по равнине, казалось, вовсе не чувствуя усталости. Бони был настороже и, остерегаясь западни, далеко объезжал встречные рощи и перелески. Но все дышало покоем, ни малейшего намека на опасность. «Вот он, случай проверить правильность моей теории», — подумал Бони.

Для его замысла очень важно прибыть на центральную усадьбу Лейк-Фроум лишь после захода солнца, в темноте, однако Леввей о его приезде был извещен. Поэтому Бони хотелось, чтобы о его намерении посетить Леввея воскресным вечером знали все, кто, по его мнению, имел отношение к странным событиям последних недель.

Чем ближе к цели, тем сильнее напрягались нервы. Скоро, очень скоро выяснится наконец, прав ли он или с треском опозорился на всю жизнь.

Вынырнули из сумерек крайние домики Лейк-Фроум, и Бони разом подтянулся, никаких сомнений и в помине не осталось. В хозяйском доме горел свет. Инспектор усилил бдительность, чутко вслушиваясь в каждый шорох. Кошмар проявлял явную нервозность, дважды останавливался, никак не соглашаясь продвинуться вперед хотя бы на шаг. Бони добром было попытался уговорить его, но верблюд стоял на своем и тронулся, хоть

59

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?