Вокруг света 1994-05, страница 5

Вокруг света 1994-05, страница 5

о Китава

Звезды... Куда ни кинешь взгляд, все в звездах: небо, море, волны, заливающие нос лодки. Немецкие журналисты Пауль Теру и Петер Эссик держат курс на Киривину, один из островов Тробрианского архипелага, что к северо-востоку от южной оконечности острова Папуа — Новая Гвинея.

Луна освещает кокосовые пальмы, хижины на сваях, «бвайма» — открытые постройки, служащие кухней и столовой, людей, вышедших встречать гостей к самой кромке воды

В давние времена христианские миссионеры, попав сюда, запретили островитянам носить серьги с изображениями местных богов, цепи, которые наряду с украшениями играют роль иерархических отличий, набедренные повязки из листьев пальм и трав. Все это они называли «корнями зла». Но все равно традиции одержали верх, и, хотя официально основная часть населения либо католики, либо протестанты, христианские догматы у островитян не в чести...

Точеные черты лица, массивные цепи и серьги — это семидесятилетний вождь Намубутасу, хранитель легенд и сказок. Он помнит немало преданий, которые здесь передаются из рода в род, и с удовольствием рассказывает немецким путешественникам о том, что когда-то давно на Киривине жил один белый — прибыл он из далекой северной страны и провел здесь, плавая с одного острова на другой, целых три года.

— Наверно, этого белого звали Малиновский, — спросили старого вождя Пауль с Петером.

— Вот-вот, —ответил тот, —именно так его и звали. Человек он был видный, яркий, все интересовался историей наших предков.

Откуда старик Намубутасу мог знать, что Бронислав Малиновский прибыл из Англии и был он этнографом, одним из родоначальников новой антропософии и основателем функциональный школы в этнографии, который прожил на Тробриане с 1915 по 1918 год и однажды, после трехлетнего общения с туземцами, с чьих лиц никогда не сходила улыбка, когда дурашливая, когда насмешливая, сделал в своем дневнике довольно странную запись: «Аборигены раздражают меня все больше и больше, особенно гинг-цы, которых я убил бы охотнее всего. Теперь я отлично понимаю бельгийцев и немцев, чья колониальная политика казалась мне столь ужасной» Хотя, в общем, ничего странного тут нет: ведь Малиновский, подобно большинству путешественников тех времен, не мог, да и не хотел воспринимать тробриан-цев как полноценных людей.

А между тем островитяне всегда встречают гостей приветливо, особенно иноземцев, хотя все пришлые для них не более чем «дим-дим» — люди второго сорта, которые все делают наоборот.

Сами же тробрианцы тоже очень разные, не похожие друг на друга. Как

>.Вакута

з

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?