Вокруг света 1996-08, страница 32

Вокруг света 1996-08, страница 32

ственного голоса, он закричал. Это было второе прямое попадание молнии.

Спешившие к нему товарищи предполагали худшее. Но пульс был, сердце билось. На свет появилась аптечка, шприц, и с хрустом отлетела головка первой ампулы...

Подошло время радиосвязи. Инструктор доложил о месте нахождения и случившемся ЧП. Рекомендации руководства были таковы: спускаться по пути подъема, помощь будет оказана.

Положение у группы было тяжелое. Саня в сознании, но идти не может. Нести — при его 187 см роста и 76 кг веса — по узкому гребню, где местами и двоим не встать рядом, невозможно. Чтобы спуститься вниз, нужно было проделать весь обратный путь по горной цепи через вершины Джаловча-тов. Это значит — все те же подъемы и спуски, выматывающие перепады на высоте около 4000 метров. Для уставших, вымокших людей было ясно, что с пострадавшим это будет долгий и нелегкий путь. Погода и не думала меняться к лучшему; когда-то еще подойдет помощь, а вставать на ночевку до прихода спасотряда было и вовсе безумием — каждая минута на высоте отнимала жизненные силы. «Если ты не пойдешь сам, мы все тут останемся...» — так ему сказали.

Этим же утром вслед за ними с разрывом в несколько часов двигалась еще одна группа сбора Их маршрут был проще и короче — до Узлового Джаловчата. Грозовой фронт застал их в районе вершины. Группа переждала грозу, и когда та сместилась на север, инструкторы Сергей и Лена дали команду на спуск. С седловины под Узловым ребята спустились до середины склона, разорванного двумя мощными бергшрунда-ми. Эти ледовые трещины с нависающим верхним краем раздались в ширину на три-шесть метров. Дна видно не было. Между трещинами в параллель протянулся 50-60-метровый гребень, неприятный еще и тем, что шириной он был в пару ступней. Пока первые налаживали страховочные перила, подошло время связи. База без объяснения причин настоятельно просила их выслать двойку или четверку навстречу группе с Эрцога. Люди уже вымокли и устали, хорошо бы побыстрей свалить вниз, на травку... «Лена, ты с ребятами иди вниз, а я возьму пару человек и посмотрю, что там, — сказал Сергей и повернулся к последней связке. — Мужики, вы как, в норме? Не хотите обратно, наверх?»

К 12-ти они поднялись обратно, на вершину Джаловчата и через час сквозь завывания ветра услышали голоса. Чуть позже на гребне в порывах пурги показались люди. В середине группы шел человек, шатаясь как пьяный, в «постромках» из двух веревок, поддерживаемый, по мере возможности, с обеих сторон.

С тремя свежими бойцами и лишней веревкой дело пошло веселее. Саня реагиро

вал на вопросы, выполнял команды и старался идти сам. Он почти ничего не запомнит из того, что было на спуске; в себя немного придет в альплагере, а окончательно сознание вернется к нему только в больнице, в Невинномысске. Но до Невинки было еще далеко, почти двое суток.

Перед бергшрундами их встретили начальник спасательного отряда Ильюшенко и старший тренер сбора Белецкий. Именно его отец — Евгений Андианович Белецкий, обладатель всевозможных альпинистских наград и званий, — еще в 1932 году лично участвовал в первопрохождении этого траверса. Опытные альпинисты, знакомые с восхождениями высшей категории трудности, они стремительно поднялись снизу от места стоянки отряда. У бергшрундов, ставших второй засадой на пути спуска, начспас сгоряча махнул рукой: перетащу на себе. Наладили перила, страховку с двух сторон. Ильющенко встал на четвереньки, взвалил Саню на спину, но через десяток метров лег. Помочь ему в этом месте было невозможно. И опять пришлось Сане выползать самому.

На той стороне, на площадке, собрались все. Нужно было передохнуть, определить дальнейший порядок спуска. Развели примус, вскипятили чай, умяли гречку, принесенную отцами-командирами в автоклаве Было уже 16 часов. Незаметно утихла непогода. Свежевыбеленные склоны резко контрастировали с черными выходами скал, и синеющая на горизонте полоска неба под темными облаками делала пейзаж похожим на открытку из какой-нибудь далекой экзотической страны...

Вынули из рюкзаков коврики-карематы, подложили под пострадавшего и стали вязать из веревок транспортировочный «кокон». На все про все ушел еще час. Все понимали — надо спешить, до темноты пройти ледник и выйти на тропу к ночевкам.

Сорокаградусный склон под бергшрундами и верхнюю часть ледника преодолели сравнительно легко. И тут увидели: издали, от Джаловчатского перевала, к ним шел человек. Никто не знал, что это — предвестник новой беды...

Пошли ему навстречу. Впереди, отыскивая дорогу среди трещин, двигался Сергей. Он и встретил первым Андрея; узнав, кив

нул на приближающуюся сзади процессию: «Впрягайся...» Тот отрицательно покачал головой: «У нас тоже проблемы Нужны ампулы. Игорь Базавлук попал под камнепад. Похоже, переломы предплечья и бедра».

Лена, пройдя с группой бергшрунды, направила Игоря и еще нескольких ребят спускать вниз вещи, оставленные на перевале группой с Эрцога. Когда сняли лагерь и стали уходить по обходному кулуару, сверху пошли камни. Группа двигалась на подъем цепочкой, шедший первым Игорь принял удар на себя...

Ампул почти не осталось. Отдали, что было, и Андрей пошел назад.

К 20 часам прошли ледник. Ребята по очереди несли Саню, и он старался хоть как-то помочь им, не чувствуя своих негнущихся ног. Нагрузка выпадала на самых рослых; парни подставляли свои плечи, а на ровных участках несли Саню на скрещенных руках. Но ровных участков было мало, а времени было много — девятый час.

В конце концов все когда-то кончается. В два часа ночи в кромешной мгле группа спустилась к Турьим озерам. Потом были чай, суп и опять чай; и еще что-то, без вкуса съедаемое; мертвый сон в палатке, набитой под завязку; а с утра опять нужно было продолжать движение вниз. Но все же стало полегче.

Утро было ясным: солнце и голубое небо. Уже знали, что выше альпбазы «Али-бек», у кромки леса, Саню ждет «рафик» спасательного пункта, что лесник расчищает бензопилой тропу к лагерю, что к утру подняты специальные носилки-акью на Джаловчатский перевал, Игоря уже спускают и он чувствует себя хорошо, насколько это возможно в его положении.

Потом было возвращение домой, врачи, консультации, лечение в специализированной клинике. Игорь Базавлук выздоровел. Ему повезло: как показал позже рентген, переломов не было — были сильные ушибы и ранения мягких тканей. У Сани дела не так хороши. Врачи ходят вокруг него кругами — такой уникальный материал для исследований. Действительно, аналогов — фактов двойного поражения прямым разрядом в короткий промежуток времени с нелетальным исходом — не отразила в своих анналах ни история отечественного альпинизма, ни медицина...

Правда, Сане от этого не легче. Молния, скользнув вдоль позвоночника, наделала делов. Ему тяжело ходить (но он ходит), потеряли чувствительность пальцы, возникают сбои в зрении Впереди перспектива долгого лечения.

Когда мы разговаривали с ним в его комнате, я кивнул на фотографии гор, украшающие стены: «Ты, наверно, обижен на них?» «Что ты... Так хочется вернуться!» — ответил Саня.

34

ВОКРУГ СВЕТА 34

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?