Юный Натуралист 1972-05, страница 25

Юный Натуралист 1972-05, страница 25

23

огромные черемуховые веники, осыпающие белые лепестки? Одни упорно несут их до дома, чтобы завтра выкинуть лесную красу в мусорный ящик. Другие не хотят затрудняться и этим — по пути засовывают загубленные ветки в урны на вокзалах и в метро.

Искалеченная, полузагубленная, черемуха в назначенный час все же одевается в белое ароматное кружево — встречает весну. Бессловесная, лишь тихим шелестом листьев встречает и друга и врага. Не может закричать, когда поднимается на нее бессердечная рука. Не может убежать или защититься — природа не дала ей ни шипов, ни яда. Все больше умирает черемухи в пригородных рощах, и может статься, что в недалеком будущем не увидишь ее там совсем. А ведь черемуха не только первая красавица северных лесов, она и лесной доктор. Ее листья выделяют летучие фитонциды, от которых гибнут микробы — возбудители болезней. Воздух возле черемухи становится чистым и здоровым.

Да разве одна черемуха клонит головы под набегами тех, кому не жалко ничего красивого, живого? Помните тоненькие, еще безлистные веточки «багульника», которыми так бойко торгуют на улицах зимних городов? Может быть, сами ставили их в воду, наблюдали, как через некоторое время раскрываются на веточках легкие сиренево-розовые цветки, а потом появляются и листочки?

Багульником в Сибири неправильно называют даурский рододендрон. Он хотя и родственник настоящего багульника (одного с ним семейства вересковых), но все-таки совсем другое растение.

Рододендрон, само название которого означает «розовое дерево», — ранний вестник сибирской весны и первый красавец тайги. Когда он цветет, на крутые склоны сопок, по

росшие сосной, будто ложатся розовые облака.

Но вот беда: с каждым годом все больше редеют рододендроновые облака. Жадные «любители», узнав, как легко расцветают в тепле тонкие веточки, добрались и до них. Режут нещадно, вагонами гонят в города. Постоит веючка неделю-две в вазе, раскроет несколько цветков и летит в мусорное ведро. И мало кому приходит в голову, что так вот, походя, губится не только мимолетная красота, которую растение копит годами. Исчезает с лица земли маленькое чудо.

Даурский рододендрон — одно из редкостных растений, которые называют реликтовыми. Оно сохранилось в таежных краях с тех далеких доледниковых времен, когда в Сибири было куда теплее, чем теперь в Сухуми. Миллионы лет, поколение за поколением приспосабливался рододендрон к перемене климата, к холодам. Чтобы выстоять, пришлось пускаться и на выдумки.

Если в жаркий безветренный день поднести к веточке рододендрона зажженную спичку, веточка с шумом вспыхнет бесцветным пламенем. Но само растение не сгорит, останется невредимым. Это вспыхивают пары эфирного масла, которые выделяют листья. Так рододендрон хитро приспособил себе невидимую «эфирную шубу», в которую закутывается, чтобы уберечься и от дневной жары, и от ночного холода.

А недавно ученые-медики нашли, что даурский рододендрон и для них драгоценный клад. Вытяжка из его листьев, оказывается, убивает даже таких страшных микробоЕ, как возбудители холеры и чумы.

Клад, который природа сберегала миллионы лет, начинает ускользать из человеческих рук. Не случится ли скоро, что и самая старательная экспедиция ученых не отыщет его следов?

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?