Юный Натуралист 1972-09, страница 37

Юный Натуралист 1972-09, страница 37

35

Он снова кладет ее морду на колени. Остальные собаки урчат в полусне.

— Дай-ка взглянуть на тебя, песик. Пусто будет без тебя малышка. На одном растопленном снеге далеко не уедешь. А теперь ложись, подождем до вечера.

Наступает вечер. Человек спит. Но его будят собаки. Одна из ни*, обнаружив под нарами старую обглоданную кость, принялась с ожесточением ее грызть.

Человек вскакивает, но затем вновь садится в спальном мешке на краю нар. Его знобит и подташнивает. От резкого движения бешено колотится сердце. Он рявкает на собак, они замолкают.

«Нет, так дело не пойдет, — говорит он себе. — Больше ждать нельзя. Пора».

Он зажигает стеариновую свечку и тянется за ружьем.

Трудно стрелять при таком скудном освещении. Но что поделать? Собака спокойно лежит у печки, там, где он оставил ее до того, как заснул. Скорее, нельзя тянуть.

Он нажимает на спуск, и маленькая избушка содрогается от грохота.

Потом он сидит словно в дурмане. Шум выстрела ошарашил его. Он протягивает руку, тянет к себе собаку. И неожиданно вздрагивает. Это не Магги! Поль. Один из самых сильных и глупых. Лучший работник в упряжке.

Магги он находит под нарами. Она лежит, вплотную прижавшись к стенке, уткнувшись головой в угол, позади других собак.

Собака жалобно скулит, когда он вытаскивает ее наружу. Потом вырывается и снова забирается под нары.

— Ну вот! — шепчет он. — Ты все поняла. Пока я спал, переменила место! Может быть, ум все-таки чего-нибудь да стоит даже здесь, в этой жалкой лачуге.

Два дня спустя человек сидит на земле, его заносит снегом.

Подкрепившись собачьим мясом, он почувствовал себя сильным и двинулся в путь, не дожидаясь конца бурана. Но не рассчитал своих сил и вскоре почувствовал слабость. Потом сбился с пути. Потерял направление и теперь брел наобум. Он шел много часов подряд. Стемнело, и человек совсем выбился из сил. Потом обо что-то споткнулся и упал, не в силах двигаться дальше. Лишь приподнялся, сел на снегу и почувствовал, как его сковывает дремота.

Человек сидит, повернувшись спиной к ветру. Его почти совсем замело, он похож на занесенный снегом камень. Сидит в полусне и замерзает.

Рядом с ним никого нет. Собаки умча

лись с санями. Магги, не желая покидать хозяина, лаяла и рычала, но собаки утянули ее с собой.

Уже поздний вечер и совсем темно. Человек замерзает. Но что это? Кто-то с жалобным воем скребет ему спину. Магги. Он ощупывает ее сквозь полусон. Собака перегрызла постромки, чтобы возвратиться назад, к нему.

Магги не оставляет его в покое. Царапает лапами. Рвет и тянет его одежду. Лает, поднимает страшный шум.

— Ложись! — напрягая последние силы, кричит он в бешенстве.

Но собака снова над ним. Вот она опрокинула человека навзничь. Он ползет по снегу, пытаясь ее схватить. Сонливости как не бывало, но слабость жуткая. Человек рыдает от злости и бессилия. Машинально, с трудом поднимается на ноги и бредет вслед за собакой.

— Подожди меня, — произносит он, всхлипывая, — только подожди...

Но Магги все время уходит в сторону. Пятясь назад, лая и виляя хвостом, она шаг за шагом увлекает человека за собой. Постепенно движения человека становятся все более уверенными, и Магги начинает медленно бежать впереди, то и дело поворачивая голову и оглядываясь.

Постромка волочится за собакой. Человек наступает на нее, хватает и наматывает веревку на руку.

— Марш вперед, Магги! — следует суровый приказ. — Я не знаю дороги, веди куда хочешь.

Взвизгивая от усердия, собака натягивает поводок. Она тянет человека, и он плетется за ней впотьмах.

Как долго брели они так и как далеко ушли? Этого человек никогда не узнает. Быть может, не так уж и далеко. Возможно, несколько километров, а то и всего две-три сотни метров.

Он только знает, что обо что-то споткнулся. Сани. Рядом с санями лежали остальные собаки. А там, чуть подальше — ну конечно же, это охотничий домик. Он вполз туда на четвереньках и стал на ощупь искать спички и свечи. Нашел лампу, дрова и уголь и множество всякой провизии.

Скоро в комнате стало тепло и запахло ароматным кофе.

— Магги, — сказал он, — мне кажется, я что-то припоминаю. Как-то не очень ясно. Но хорошо все же, что ты поменялась местами с Полем. Хорошо, что у тебя больше разума, чем у меня. Иди сюда, Магги!

Но собака свирепо урчала над костью и скалила зубы на хозяина.

Й. ЕВЕР

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?