Юный Натуралист 1972-12, страница 38

Юный Натуралист 1972-12, страница 38

39

пальца, на задних — только по два. Хвост сверху и снизу с неширокой каймой (нужной для плавания). Голова вроде бы как щучья — с удлиненным, но тупым на конце рыльцем. По бокам, сзади на голове, будто бахрома, слегка трепещут две недлинные кисточки, волнуемые током воды. Это жабры. Протеев без жабр не бывает.

Протей, как и аксолотль, — личинка-переросток. Немолодое дитя, вроде головастика, который не захотел, а точнее, не смог стать лягушкой.

И вот живет, до смерти оставаясь морфологическим «ребенком». Это редкое в природе явление — размножение «головастиков», то есть ювенильных по внешним признакам животных, без обычного в их племени превращения во взрослую стадию — называют неотенией.

Жабрами дышат личинки всех тритонов и саламандр, а протей тоже своего рода тритон, только особого семейства, в котором всего лишь пять видов. Протей относится к европейскому виду. Другие четыре — американские. Родина их — восточные области Северной Америки. Эти заокеанские родичи протея не пещерные жители.

Протей — слепец! Нечем ему смотреть, да и незачем: тьма беспредельная там, где он живет. У молодых протеев еще можно разглядеть точечные обозначения на месте недоразвитых глаз. Позднее атрофированные (точнее, редуцированные) эти глазки-точечки совсем зарастают кожей, и снаружи их не видно.

Казалось бы, у слепого узника подземелий незавидная судьба, жизнь убогая, повадки примитивны: плавает или ползает во тьме с единственным устремлением съесть какое-нибудь ракообразное или насекомое. Но нет, живет протей по-своему полной жизнью. Он проявляет различные эмоции (ревность, агрессивность, нежные отцовские чувства). У него есть привязанности к подруге, к обитаемой территории, родительская ответственность. Как показали недавние наблюдения французских исследователей, у протеев довольно сложное поведение.

На северных предгорьях Пиренеев в особом бетонном бассейне с соответствующим грунтом, проточной водой, в которую были пущены водные насекомые и брошены опавшие листья, древесная труха и растения, создали биологи искусственные условия, близкие к тем, в которых обитают в пещерах протеи. Протеев поселили в этом бассейне. Они жили неплохо, не голодали, не болели, но размножаться почему-то не хотели.

До этого уже было известно, что вода нужна протеям «жесткая», богатая раство

ренными карбонатами кальция, сравнительно прохладная — от 6 до 15 градусов по Цельсию — и полный мрак. В таких условиях у некоторых любителей протеи жили по восемь-десять лет. Однако размножались исключительно редко.

Французские исследователи все сделали, как надо, как подсказывал опыт. Но оль-мы, обретя на новом месте вполне сносные бытовые условия, обзаводиться детьми, как видно, не собирались.

Чего-то им не хватало. Меняли температуру воды: повышали, понижали и наконец остановились на средней — 11,5 градуса. Никакого эффекта. И лишь когда положили в бассейн большие камни и глыбы известняка, стиль поведения протеев сразу изменился. Они заползали между камнями, забеспокоились, заметно оживились.

Каждый самец избрал укромный уголок под камнем и небольшое место около него — индивидуальную территорию, как говорят биологи. Охранял ее от соседей, которые старались прибавить к своим владениям лишний кусок, и от нерасторопных самцов, не успевших еще обзавестись собственным имением. Слепой, на вид беспомощный житель мрака весьма агрессивно и отважно боролся за жизненное пространство для своего потомства. Вскоре в тех местах, которые сильные самцы сумели отстоять, самки, их подруги, отложили большие яйца. Каждое на некотором расстоянии от другого было приклеено к камням в укромных уголках и щелях. Самки тоже активно защищали свою территорию. Но потом охладели к этому делу и покинули яйца. Самцы же несли бдительную вахту, пока не вывелись личинки. Случилось это приблизительно через пять месяцев. Детишки родились крупные — 2,2 сантиметра длиной. Зачатки недоразвитых глаз, отчетливо у них заметные, доказывают, что предки протеев жили ког-да-то не во мраке пещер и глядели на солнечный мир вполне нормальными глазами.

Нужно ли говорить, что к драконам, злым духам и прочим мифическим порождениям невежества протей не имеет никакого отношения и причиной стихийных бедствий быть не может. Напротив, он сам их жертва: большие паводки и наводнения выносят его на поверхность земли, в мир, гибельный для него. Народная фантазия соединила в едином вымысле и грозные силы природы, и странных «неземных» существ, появляющихся во время наводнений. Так родилась легенда об ольме — миниатюрном, но всесильном драконе, повелителе горных рек.

И. АКИМУШКИН

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?