Юный Натуралист 1974-01, страница 34

Юный Натуралист 1974-01, страница 34

34

сой мечется, носит на шее страшного седока, кувыркается, пытается сбросить, да не тут-то было. Победив, колонок прячет жертву в укрытии и там приступает к трапезе. Наевшись, делает поблизости, в нескольких метрах от зайца, убежище в виде норы, уходящей под снег, а там — под валежину, под корни, в дупло. Живет здесь, пока не кончится пища.

Хотя колонок типичный хищник, ест он и орехи кедра, и ягоды винограда, актинидии. Очень любит мед, особенно в сотах. Мимо жилья диких пчел не пройдет — непременно заглянет и разорит. И тут интересно вот что: в желании полакомиться медком колонок нередко рискует жизнью — бегает к пчелиному дуплу даже по тропке страшного своего врага — куницы-харзы. Выходит, он смел и отважен, не то что ближайшие его сородичи — соболь и норка, которые стремятся убежать или затаиться. Колонок, напротив, громко зацокав, яростно идет в контратаку. Если неожиданно, охотник даже вздрогнет. Да что там охотник! Однажды в декабре я тропил бурого медведя. Зверь все время шел ровно, да вдруг без видимой причины прыгнул в сторону. Оказалось, медведь случайно проходил мимо капкана, в который только что попался колонок. И ясно, рыжий цокнул и напугал медведя.

Туша павшего зверя, или сбой, который оставляют охотники на месте разделки добытых зверей, — радостная находка для колонков. Сюда они со всей округи набивают тропки. Однажды в начале марта, обследуя на лыжах красивые кед-рово-широколиственные леса в местах обитания тигров, я нашел колонию колонков. Удивился такой их скученности. К какой норе ни подойдешь, выбегает ко

лонок, с виду ожиревший, обленившийся. Пробежит метров 10—15 и нырнет в снег. Стал искать причину скученности колонков. Вскоре нашел: под снегом лежал погибший тигр. Раскопал. От тигра колонки оставили только кости в шкуре да немного мяса в лопаточной части. По норам и следам определил: возле тигра в радиусе 15—20 метров жило 8—10 колонков. И все самцы. Очевидно, тигр погиб в конце октября и вскоре был занесен снегом. Колонки нашли его и прожили тут всю зиму. По следам не было заметно, чтобы они убегали куда-нибудь.

Охотник-тигролов М. И. Калугин рассказывал мне, что он поймал зимой колонка прямо в туше погибшего бурого медведя. Колонок был очень жирный. Он выел в туше дыру, натаскал туда сухих листьев, устроил гнездо и жил там, питаясь мясом и жиром медведя. Далее двадцати метров от «дома» он не отходил.

Вот и получается, если пищи много, колонки между собой живут мирно и оседло. Обычно же за сутки зверьки «набегают» до десяти километров, имеют сравнительно большие — на сотни гектаров — индивидуальные участки и ревностно охраняют их от вторжения конкурентов.

У колонка в уссурийской тайге много врагов: рысь, волк, лисица, енотовидная собака, крупные совы, ястреб-тетеревятник, соболь и самый грозный враг — хар-за. От нее колонку трудно найти спасение: она и догонит, и на дереве достанет, и из дупла выгрызет. К счастью, не так часто колонок с ней встречается — мало харзы в уссурийских лесах.

Г. Горохов, охотовед Фото автора

Кто съел „финиш"?

Это случилось на соревнованиях в австралийском штате Виктория. После того как бегуны преодолели подъем, они оказались на лишенном растительности плато. Куда ведет дальнейший маршрут? Указателей маршрута не было. Оказывается, по трассе двигались коровы и спокойно съедали таблички с надписью «К финишу».

Впоследствии выяснилось, что мука, из которой был сделан клей, — лакомство этих животных. Так и не узнали в тот раз, кто же стал чемпионом соревнований.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?