Юный Натуралист 1974-11, страница 44

Юный Натуралист 1974-11, страница 44

ЗАДИРА

На рябине, около беседки, я пристроил кормушку для птиц, которую все мои домашние называли птичьей столовой. Интересно было наблюдать за птицами с террасы дачи.

Суетливо вели себя малые синички, прилетавшие обычно стайкой: схватят семечко из-под носа поползня или воробья и, торопливо вспорхнув на рябину или соседний куст вишни, начинают его долбить. А вот поползень, тот склюнет семя и тут же улетит — спрячет его где-нибудь подальше в щель. Снегирь же, важно красуюсь своей грудкой, кормится на месте степенно и со вкусом, выбирая конопляное семя и ягоды и не обращая внимания на то, как у него из-под ног таскают подсолнечное семя большие синицы.

Птичья жизнь кипела вокруг столовой. Она никогда не пустовала, кто-нибудь да находился в ней. Однако чаще других ее посещали синички, воробьи и поползни, особенно много их налетало по утрам, в обед же и под вечер визиты становились реже — в этот час им больше почему-то нравилось проводить время на садовых деревьях и кустах.

Среди всей этой птичьей компании особенно выделялся один воробей. Он был легко отличим от своих собратьев строптивым характером и постоянно взъерошенным видом. Если у других воробьев перья плотно прилегали к телу и были в порядке, то у этого непременно торчали дыбом или поднимались хохолком на голове, а уж в хвосте вряд ли когда-либо были все целиком. И виной всему был его задиристый характер. Уж если он сидел в кормушке, то совершенно не терпел, чтобы рядом находился кто-либо еще. Забияка поползень, который также гонял всех с кормушки, побаивался воробья и

53

всегда на всякий случай держался в стороне, если тот завтракал. Даже когда прилетал большой пестрый дятел, этот задира пулей набрасывался на него. Дятел слетал с кормушки и начинал с досады долбить столб беседки. Однако некоторые птицы все же давали ему сдачи, иначе трудно объяснить такой беспорядок в его серенькой одежде.

Храбрость воробья меня однажды даже удивила.

У соседа был котенок. Я гонял его с дачного участка как отчаянного врага птиц, но тут как-то просмотрел. Мое внимание привлекло тревожное щебетанье синичек и громкое уириканье воробьев. Выглянув в окно, увидел, что птички вьются вокруг кормушки, кричат, суетятся, но ни на рябину, ни на беседку не садятся. В кормушке был только воробей-задира. А сверху по тонкой ветке рябины к нему крался котенок. Ветка под его тяжестью гнулась. Он подобрал под себя лапы, напружинился, готовясь к прыжку. В этот момент взлетает воробей и бросается прямо на котенка. Тот махнул лапой, потерял равновесие и свалился на землю. А воробей как ни в чем не бывало, будто бросаться на кошек его привычное занятие, с победным чириканьем опять опустился на кормушку и продолжал клевать зерна.

Котенок же, боязливо покосившись на воробья, облизнулся и убежал.

Птичье спокойствие было восстановлено.

Раньше я как-то недолюбливал этого воробья — больно уж нетерпим к своим ближним, а с тех пор стал относиться к нему с уважением. Хоть и задира, но зато храбрец.

Г. Кокарев

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?