Юный Натуралист 1975-11, страница 20

Юный Натуралист 1975-11, страница 20

18

4

*

^ Поединок

Как-то в начале ноября ходил я по Сихотэ-Алинской тайге. На небольшой площадке присел на камень отдохнуть. На противоположной стороне глубокого распадка громоздились каменные россыпи, окаймленные густым ельником. Я смотрел в бинокль на серые замшелые валуны и в одном месте заметил какое-то движение. Присмотревшись, различил крупного медведя, который старательно искал что-то под камнями.

Склон, на котором находился зверь, ярко освещало солнце, видимость была отличная. Мишка пытался что-то вытянуть когтистой лапой из каменной расщелины. Это что-то ему не давалось, поэтому он изредка нетерпеливо урчал и с медвежьей настойчивостью вновь запускал под валун кривые длинные когти.

Я так увлекся наблюдением за лакомкой, что забыл обо всем на свете. Потом случайно скользнул окулярами вправо и не поверил своим глазам: к медведю медленно подползал кто-то рыжий. В следующую секунду понял, что это подкрадывался тигр. Так я оказался свидетелем редчайшего поединка.

Ничего не подозревавший Топтыгин продолжал перевертывать камни и лакомиться личинками жуКов. Полосатый хищник подобрался к своей жертве вплотную и занял очень выгодную позицию для нападения — на продолговатом плоском валуне, метра на два выше медвежьей головы.

Громадная кошка приготовилась к нападению точно так же, как это делали ее домашние собратья: подобрала Под себя лапы, напряглась всем телом и нервно пошевеливала из стороны в сторону упругим длинным хвостом.

По-видимому, в самый последний момент нападающий в довершение всего еще и плотоядно заурчал. В этот миг его и заметил медведь. Если бы он обнаружил своего заклятого врага заранее, то, безусловно, постарался бы улизнуть от неприятной встречи — убежать в буерак, наконец, забраться на дерево. Тигр ведь не привык преследовать свою жертву, а предпочитает подкарауливать ее. Но в сложившихся условиях об отступлении не могло быть и речи. Показать спину — значит безнаказанно разрешить противнику вонзить в нее свои острые когти. Увидев тигра, медведь лишь угрожающе зарычал, грозно ощетинился, оскалил зубы, встал на дыбы и расставил свои сильные лапы с вершковыми когтями навстречу врагу.

Тигр съежился, напружинился литыми мускулами, оттолкнувшись от валуна, с оглушительным рыком кинулся в распростертые когтистые объятия.

Как опытный вратарь, медведь сцапал на лету гибкое полосатое тело, но тут же покачнулся и опрокинулся навзничь. Сцепившись в смертельной схватке, звери покатились вниз. Они грызли и остервенело'рвали друг друга длинными острыми когтями, оглашая окрестности оглушительным ревом.

Это был честный, но жестокий поединок. Меня охватило двоякое чувство: хотелось понаблюдать за редким зрелищем и в то же время стало жаль участников битвы. Наконец жалость победила. Я поднял ружье и выстрелил. Звери приостановились и прислушались, но не расцепились. После второго выстрела оба вскочили на ноги и бросились в разные стороны.

К, Сааич

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?