Юный Натуралист 1976-02, страница 56

Юный Натуралист 1976-02, страница 56

55

двору, играть. Лес она, очевидно, не любила вспоминать и никогда не просилась туда. А лосиха в тяжелые, буранные дни еще несколько раз приходила к нам, мы впускали ее во двор, она держалась уже смелее, почти совсем не дичась нас.

Летом папа накосил сена и сметал один стожок за огородом. Чтобы сено не занесло снегом, он сделал вокруг стога небольшой сарай. Когда снежной зимой бывало трудно достать в лесу кори, лосиха приходила в наш сарай, кормилась, а иногда и по нескольку дней жила там.

М. Лаврентьев

КОТ-РЫБОЛОВ

Люблю зиму! И свой отпуск я провожу, как правило, в деревне у стариков. Место там замечательное: есть большое озеро, недалеко протекает речка, а от ее правого берега сразу начинается лиственный молодой лес.

Приятно бродить по зимнему лесу, вдыхать чистый, свежий, морозный воздух. Но больше всего, пожалуй, я люблю рыбную ловлю. Есть что-то заманчивое в подледном лове.

С первыми лучами скупого зимнего солнца я обычно беру немудреные рыболовные снасти для подледного лова, пешню, одеваюсь потеплее и иду на озеро. В этих выходах, как ни странно, меня неизменно сопровождает дедов кот. Это не простой кот, а кот-рыболов. Услышав мои сборы, он быстро спрыгивает со своего постоянного кожуха на русской печке и трется о мои ноги, бормоча свою нехитрую кошачью песню.

Выходим с Мартыном (так зовут кота) на крыльцо. Вдыхаю всей грудью морозный воздух. Хорошо!

Пушистый, с поднятым хвостом Мартын не бежит, а как будто крадется мягкой походкой по свежему снегу, то и дело оглядываясь на меня.

На озере он терпеливо ждет, пока я пробью лунку — одну для себя, а другую, побольше, для него, Мартына, расставлю Удочки-«самолеты». Бросив приманку в лунку, зову Мартына к лунке: «Иди, — говорю, — Мартын, можно начинать рыбачить». Но кот не спешит. Он ждет, пока я сяду на свой раскладной стульчик, расставлю «самолеты». Потом подойдет ко мне, как будто в знак благодарности, потрется раз-другой о шершавые валенки и только после этого идет к свобй лунке.

Сначала Мартын садится у края небольшой полыньи и, как изваяние, долго сидит н смотрит на воду, потом начинает беспокойно ходить вокруг полыньи, время от

времени останавливаясь и замирая с приподнятой передней лапой. Затем в какое-то короткое мгновение взмахивает лапой и выхватывает из воды зазевавшуюся рыбешку, съедает ее и, облизнувшись, продолжает охоту. Иногда подцепленная рыба уходит, и рыболов недовольно, как-то жалобно мяукает, словно жалуется.

В эти моменты я забываю о своих снастях и жадно наблюдаю за Мартыном. А когда вспоминаю о них, крючки уже полные.

А Мартын, наевшись рыбы, изрядно про-дрогнув, с замерзшей лапой убегает большими прыжками к дому, который стоит в сорока метрах от озера, на пригорке. После этого у меня начинается настоящий клев.

Мартын забирается дома на теплую печь, сворачивается калачиком на своем кожухе и долго отогревается, досматривает свои кошачьи сны.

Люблю я наблюдать это необычное зрелище, когда Мартын рыбачит. Кота-рыболова не каждому доводится видеть, да еще любителя подледного лова.

Л. Андреев

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?