Юный Натуралист 1976-02, страница 53

Юный Натуралист 1976-02, страница 53

52

чистая вода), я заглянула в карту. Она уже была во многих местах раскрашена в коричневый, желтый, темно-зеленый и голубой цвета.

— Впереди, на льдине, стадо моржей! — вышел из кабины второй пилот.

Гидрологи не смотрели на моржей, они снова принялись чертить карту ледовой разведки. А бортмеханик, вскипятив на газовой плитке воду, приготовил кофе и отнес термос в кабину пилотов. Потом раздал кружки нам, вытер о фартук руки, довольный и свободный подсел к выпуклому иллюминатору — блистеру.

— Скоро развернемся. Пойдем к кораблям! Мы уже видели участки, где им лучше пройти, а капитанам все объяснит карта, — сказав это, Петр Иванович начал разговор, которого я давно терпеливо ждала.

— Сколько я лет на Севере и все удивляюсь, когда вижу здешних животных: моржей, белых медведей... Вылезет из лунки нерпа при пятидесятиградусном морозе, и ей хоть бы что — лежит на льду, наслаждается. Вольготно живется ей в морях Се-верного Ледовитого океана.

— Жаль, китов не видели! — сказала я с сожалением.

— За один полет и так много встретили. Недели две назад я видел их недалеко отсюда, на границе Чукотского и Восточно-Сибирского морей. Пилоты отвернули в сторону, а мы правым бортом пролетели. Красиво шли киты...

Петр Иванович сказал об этом с таким восхищением, с каким только может сказать страстный любитель природы. Собираясь в ледовую разведку, я выбрала экипаж с бортмехаником Петром Ивановичем Даниловым, потому что была наслышана о нем как о знаменитом натуралисте.

— Знакомые летчики рассказывали, что видели нарвалов в районе Земли Франца-Иосифа, — продолжил он. — Ну а моржи — самые здешние животные. Очень бывает забавно, когда мама-моржиха возит на спине детеныша. Ныряет с ним. Такой у моржей порядок. Как будто балуют, радуясь их рождению. Ведь детеныши у мор-жен появляются редко. Иногда один раз в несколько лет.

— Смотри, белый медведь плывет, — наклонил, почти всунул Данилов мою голову в блистер. — Отличный пловец! Правда, за умкой замечена одна странность. Не любит она, просто не терпит железо. Если белому медведю попадется, например, багор, не успокоится, пока не изломает. А после разбросает подальше. Чукчи никогда не оставляют железных предметов на виду.

Петр Иванович часто уходит в тундру. Один месяц северного отпуска он проводит с береговыми чукчами. Ходит с ними в море на байдарках, слушает рассказы стариков. Понимает их язык. Оттого, наверное, много знает.

Но и летное свое мастерство Петр Иванович освоил хорошо. На борту самолета у бортмеханика Данилова порядок. За рассказами он не забывал про дело. После того как капитан ледовой проводки связался с кораблями, Петр Иванович приготовил вымпел.

Скоро состоялась встреча. В разводьях с битым льдом мы увидели корабли. Разворачиваемся. Идем на судно. Входная дверь самолета открыта. Бортмеханик, пристегнутый фалом, приготовился к выброске вымпела. На нас налетает мачта корабля. Сигнал. Сброс. Радист с корабля передал: «В точку!»

Т. Веднна

I. иснипа

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?