Юный Натуралист 1976-07, страница 35

Юный Натуралист 1976-07, страница 35

33

никто не мог. Возможно, первые же прибывшие сюда индейцы пришли к выводу, что гоацин не пригоден в пищу из-за того самого качества, которое породило кличку «Вонючая Ханна». Вероятно, присущий мясу гоа-цина резкий запах спасал птицу от хищников. Он же спасает ее от людей.

Большинство гайанцев, знающих о существовании этой птицы, убеждены, что она водится только в их стране. Но это неверно. Гоацины населяют обширные области на севере Южной Америки, концентрируясь в бассейнах Ориноко и Амазонки.

Гоацин интересен во многих отношениях. Примечателен даже его внешний вид. Голова очень маленькая для такого крупного, как у фазана, тела, зато украшена великолепным золотисто-коричневым хохлом, напоминающим головной убор североамериканского индейского вождя. Красно-бурый глаз окружен лишенной оперения кожей голубого цвета. Хвост длинный, крылья большие. Тем удивительнее тот факт, что гоацин плохо летает. Мускулатура крыльев слабая, и в передней части грудины у него нет присущего другим куриным заметно выступающего киля. Недаром гоацин — единственный вид семейства Опистокомида.

Возможно, гоацина со временем выделят даже в отдельный отряд, столько у него уникальных особенностей. В его анатомии сохранились такие примитивные черты, что специалисты готовы считать гоацина родичем археоптерикса — первоптицы, которая, в свою очередь, считается промежуточным звеном между рептилиями и птицами.

Глядя, как гоацины неуклюже садятся на ветви и лазают по деревьям, мы словно переносимся в прошлое на сто миллионов лет. Птицы часто помогают себе суставами при движении. А у птенцов на каждом крыле по два когтистых пальца, отвечающих нашим большому и указательному. И с помощью этих когтей птенцы довольно ловко лазают по кустам. Они даже недурно ныряют и плавают в отличие от других куриных. Прерывистое шипение тоже напоминает скорее древнего ящера, чем птицу. Длинный хвост и большие крылья — совсем как у археоптерикса, тем более что возбужденный гоацин держит их так, как это видно на отпечатках древней первоптицы в сланцах.

Конечно, было бы наивно считать гоацина прямым потомком археоптерикса. Как человек не происходит ни от гориллы, ни от шимпанзе, а представляет собой ветвь на общем для всех трех видов стволе, так и археоптерикса с гоацином можно считать разными «экспериментальными образцами» природы. Подобно первым аэропланам, археоптерикс мог пролететь несколько десятков метров, однако был постепенно вытеснен более совершенными моделями. Гоацин же в своей постоянной среде смог дожить до на

шего времени. Известно около восьмисот ископаемых форм, по которым можно проследить, как различные рептилии пытались овладеть воздушным океаном. Сколько всего моделей забраковала природа? На этот вопрос ответить нельзя, ведь до нас дошли следы лишь некоторых форм.

Большинство природных катаклизмов не коснулось области обитания гоацина. Все Гвианское плоскогорье представляет собой древнейший щит. Его возраст не менее 500 миллионов лет. Здесь не было вулканических извержений, не было сильных температурных перепадов. Влажный тропический климат и относительное постоянство растительного мира обеспечили благоприятную среду. Благодаря этому многие виды животных сохранялись из тысячелетия в тысячелетие, приспосабливаясь к густой растительности и многочисленным водотокам. Изоляция Австралии и Новой Гвинеи позволила уцелеть многим сумчатым. Та же изоляция помогла сохраниться некоторым сумчатым и другим древнейшим типам фауны в Южной Америке. Центральноамериканский сухопутный мост был затоплен около 50—60 миллионов лет назад. За это время некоторые примитивные виды настолько специализировались, что смогли успешно выдержать конкуренцию со стороны более поздних «конструкций». Так, чрезвычайно живучим оказался опоссум Дидельфус мар-супиалис. Два-три миллиона лет назад снова образовался центральноамериканский материковый мост, и в Южную Америку хл»1-нули хищники — куньи, медведи, собаки, еноты, кошки. Они истребили не один беззащитный вид, а вот острозубый опоссум выстоял. Больше того, он сам проник на Североамериканский континент. Уже в исторические времена этот всеядный зверек продвинулся на север вплоть до Канады. Броненосцы и древеснодикообразовые, чьи предки в Северной Америке вымерли, тоже сумели «вернуть» себе часть континента.

Хорошо защищала специализация и муравьедов, все три вида которых обитают в Гайане. Карликовый муравьед облюбовал лесной полог, самые тонкие ветки. Он не больше белки, но попробуй тигровая кошка добраться до него, ее ждет яростный отпор. Зубов у муравьеда нет, но он решительно замахивается своими мощными когтями. Несоразмерно большие когти предназначены для того, чтобы раскапывать термитники. И если кто-то заденет малыша, тело его срабатывает, будто пружина крысоловки, так что когти наносят врагу глубокие раны. После такого удара кошка скорее всего шлепнется на землю с высоты тридцати-сорока метров, а муравьед удержится за ветку цепким хвостом.

У таманду — он размером с нашу домашнюю кошку — тоже цепкий хвост.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?