Юный Натуралист 1976-11, страница 36

Юный Натуралист 1976-11, страница 36

35

остановились у фонаря посмотреть пляску сотен насекомых на свету. Мелочь вилась хороводом вокруг самого япафона. Совки — бабочки средних размеров — то проносились кругами мимо, то снова появлялись у фонаря. Иногда из черноты пулей выскакивал крупный бражник, отчетливо слышалось гудение его крыльев. Совершал облет по дуге и вновь исчезал во мраке ночи. И тут мы заметили, что не только нас интересует это сборище насекомых. Время от времени в свете фонаря воз никали силуэты летучих мышей. Их было несколько, разных размеров. Свет фонаря привлек насекомых, насекомые летучих мышей.

Бум! Явственный удар бабочки-совки по козырьку фонаря. Оглушенная, она падает, и вот уже ее хорошо видно в ярком свете, ползет по дороге. Я шагнул, хотел поднять бабочку, но меня опередили. На земле, оказывается, были еще охотники — жабы. На дороге сидели три: две маленькие и одна огромная. Она-то и оказалась проворнее меня: два прыжка, плевок языком, и бабочки как не бывало.

Идя домой, мы останавливались у каждого фонаря. Около всех летали насекомые, около всех охотились летучие мыши, почти у всех поджидали добычу одна-две жабы. Для охотников за ночными насекомыми уличные фонари — великолепные кормушки.

На телевизионной антенне

Кольчатые горлицы, обитавшие в Малой Азии, за полстолетия заселили всю Европу до Атлантики, а на востоке дошли до самой Волги.

Эти горлицы очень говорливы. Голубок готов ворковать с утра до ночи, а воркует он так, что не услышать его нельзя. Очень громко глухим голосом кричит он свое трехсложное «гу-гу-гуу». Последний слог протяжнее двух первых.

В Турове, кажется, был один-единственный кольчатый голубок, но слышали мы его всегда. Гнездился он в городском саду, а пока его самочка в решетчатом гнезде на тополе насиживала яйца, он ухал — ворковал, сидя на самой высокой точке в городе — на телевизионной антенне двухэтажного городского универмага.

Сидел он здесь и когда мы ранним утром шагали к пристани на Припять, и когда возвращались к вечеру домой. Казалось, все светлое время голубок

проводит на антенне. И когда он только слетал с нее, чтобы попить, поесть? Привязанность голубка к этому месту была удивительной.

И вдруг оказалось, что для кольчатых горлиц это закономерность. Множество голубей так же, как наш, туровский, всем другим местам для пения предпочитают телевизионные антенны. Наверное, потому, что они самые высокие точки, с которых можно провозглашать своим собратьям, что место занято.

Правда, антенны на многоэтажных домах гол'убю не нравятся: слишком они далеки от деревьев, где его гнездо. А вот антенны двух-трехэтажных домов совсем -другое дело. И возможно, места для гнездования в парке эти птицы выбирают поблизости от них.

Догадались, какое дано сегодня задание?

Объявляем: жюри предлагает назвать его «До чего же ловко!».

В ваших сообщениях, присылаемых в редакцию, должен быть рассказ о таких повадках животных, которые доказывают их удивительную ловкость, находчивость. Победители получат приз.

Что ни страничка нашего «Альбома невиданных зверей», то портрет редкого зверька, рассказ о невиданной птице, чудо-рыбе.

А сегодня и того удивительнее! Ля-гушка-голиаф! Рассказывает Нина Александровна Ануфриева.

Кстати, предлагаем: если кто-то из вас услышит только имя невиданного, неслыханного животного, а как оно выглядит, не знает, сообщите нам. И тогда на одной из страниц нашего «Альбома» вы найдете и фотографию животного, и рассказ о нем.

Л я гуш на-голиаф

Всю ночь шел дождь. Утро было прохладное, и густой туман окутывал еще темный лес. Экспедиция пробиралась сквозь заросли к водопадам реки Мбиа. Дорога сама по себе была довольно трудной, а темнота и ночная сырость еще больше осложняли путь. И только надежда встретить необычную амфибию заставляла путешественников забыть все неприятности. Робкий луч солнца слабо пронизал клочья тумана и позолотил верхушки деревьев.

Внезапно возникла часть водопада, а

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?