Юный Натуралист 1976-12, страница 36

Юный Натуралист 1976-12, страница 36

34

чается, дует по нескольку суток без устали, оставил снежный . покров потоньше и можно добраться до прошлогоднего моха. В долинах речек под снежным покрывалом корма, безусловно, больше, но снег лежит таким слоем, что не угадать даже, где недолгим летом проляжет русло холодной прозрачной речки.

После долгой зимы стали олени более дикими (хоть домашними никогда и не были), близко к себе не подпускают. Увидишь издали, как они пробивают снежную борозду копытами, добывая скудное пропитание, подойдешь поближе — начинают уходить, а то и в галоп ударятся. Приблизиться к зверям в эту пору можно, только направив лыжи параллельно их курсу и незаметно, по ходу движения сокращая расстояние. Но не порадуют нас олени экзотическим видом. Белесо-серые, в большинстве уже потерявшие рога (взрослые самцы сбрасывают рога обычно в ноябре — декабре, а самки носят их всю зиму, теряют лишь в мае — июне), они за зиму отощали и даже сгорбатились как-то. Нелегко далась им «поляр-ка»! Во тьме бродили они добрых четыре месяца. Прибивая снег до плотности деревянной доски, неделями свистел морозный ветер, спрятаться от которого негде — не растет на Шпицбергене ни деревце, ни кустик. А если была еще оттепель (она почему-то часто здесь случается в декабре — начале января), то и с настом, покрывающим снег, приходилось бороться, чтобы добыть пропитание. Видимо, даже исконным северянам не всем под силу перенести такое испытание: в лыжном походе иногда еще издали на белом до рези в глазах снегу заметишь серое пятно. Подъедешь — горка оленьей шерсти, и рядом нора. Погиб зимой олень, а песцы, которым в полярную ночь тоже приходится несладко, добрались до него под снегом, грызли мерзлую оленину, а шерсть на поверхность выбрасывали.

Несколько осмелевшие после окончания ночи олени начинают забредать на проталины вблизи поселка горняков, с аппетитом жуют прошлогодний мох и жухлую траву. Их можно увидеть возле террикона, вынесенного за поселок, на склонах горы, вдоль которой он расположен. А ночью, хотя солнце уже не заходит, но жизнь все же стихает, олени подходит под самые окна домов. Кончилась голодная пора — и начинает сказываться их природное любопытство. Немаловажно и то, что олени тут непуганые, — охота на них строго запрещена.

Наступит лето, олени станут еще спокойнее и любопытнее. Пасутся они в это время, как правило, в долинах речек, покрытых зеленым мохом, травкой и цве

тами. Спустишься к речке с громким названием Эльба, но весьма скромной размерами, и обязательно встретишь группу-другую оленей от трех до десяти голов. Прямо к ним направляться не стоит: на всякий случай стадо откочует подальше: Лучше присесть на пружинистый мох и сделать вид, что не обращаешь на них внимания. Тогда и рогатые хозяева долины ответят тем же. Изображая, что им вы абсолютно безразличны, пощипывая травку, они постепенно будут приближаться, стараясь зайти с подветренной стороны. Иногда перед этой операцией несколько групп соберется в одну (для храбрости, что ли?). А потом, сбросив маску скромности и беспристрастия, вытянув к вам морды (чем это пахнут гости?), станут с телячьей непосредственностью разглядывать пришельцев. Но стоит подойти к ним самому — убегут, забросив рога на спину. Но это делается скорее для вида: в пределах ста метров галоп кончается, и стадо опять спокойно пасется, будто ничего и не было.

Иногда любознательность выражается еще темпераментнее. Однажды летом, забравшись на плоскую вершину горы возле рудника, я снимал залив, горы и ледник, расположенные за ним. Неожиданно тут же появился довольно крупный олень с развесистыми рогами. Заметив меня, он обрадовался как близкому родственнику: во весь опор бросился в мою сторону прямо через лужи и грязь, которых здесь достаточно в любом месте. «Не угостит ли меня этот «родственник» под бок своими красивыми рогами?» — невольно подумал я. Но, сделав в непосредственной близости от меня круг почета, рогач с той же скоростью удалился. О фотоаппарате я вспомнил, когда снять можно было только хвост оленя.

Самые любопытные из этого симпатичного племени — молодые олени с первой стрелкой коротких рожек или еще без них. Они рады не только обнюхать двуногих пришельцев, но, наверное, и на вкус их попробовать. Однако заботливые папа и мама быстро преграждают путь своему отпрыску и, подталкивая рогами, отгоняют на исходную позицию. Любопытство не всегда идет на пользу.

Ранней весной олень на противоположном от поселка заливе занялся осмотром домика насосной станции, где вместе с рабочими жила небольшая звонкоголосая собачонка. Этот добросовестный охранник неожиданно выскочил и во всю силу своих голосовых возможностей облаял рогатого гостя. С перепугу исследователь с довольно высокого берега прыгнул на уже изломанный лед залива и провалился в воду. А при падении не только лишился

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?