Юный Натуралист 1979-06, страница 49

Юный Натуралист 1979-06, страница 49

47

ВОРОНЬИ ХИТРОСТИ

Возвращаясь с рыбалки, мы с приятелем, постоянным спутником моим в походах, сели перекусить, чтобы не тащить еду назад домой. Едва мы успели разложить свои запасы, как из набежавшей тучки посыпались крупные капли дождя.

Быстро завернув снедь, укрылись, как под шатром, под разлапистой елью. Несколько кусков хлеба вывалилось у нас из свертка, <пока мы добежали до ели.

— Пусть останутся птицам, — сказал приятель, — все равно они уже намокли.

Дождичек между тем прошел, но вылезать из-под уютной елки не хотелось, поэтому мы и продолжали свою трапезу там же, на сухой хвое.

Как будто почуяв запах еды, на березу невдалеке уселась громадная ворона. Некоторое время она внимательно разглядывала то одним, то другим глазом нас, нашу закуску, поляну, где мы незадолго перед тем сидели, потом издала громкое «кар-р-р» и слетела с березы. Через пару минут на березе сидели уже две вороны, оживленно, но негромко переговаривались и даже как будто согласно кивали головами друг дружке. Потом они опустились на поляну.

Вороны с шумом взлетали, снова опускались на поляну, в кусты, там шла какая-то возня.

— Что они там делают, как ты думаешь? — проговорил товарищ, наблюдая за птичьей суетой.

— Растаскивают, наверно, куски хлеба, которые мы оставили, — ответил я ему, взглянув на поляну.

Появилось несколько скворцов и стайка суетливых и крикливых воробьев, привлеченных шумом. Вся эта пернатая живность подняла большой гвалт над поляной.

Наконец вороны поднялись над поляной, сделали круг над ней, по-хозяйски оглядели ее и степенно удалились восвояси. Через некоторое время за ними последовали скворцы, и только воробьи, рассевшись на ветках, продолжали громко чирикать, как будто посылали ругательства вслед наглым воронам, чем-то их обидевшим. Скоро нам стала ясна причина воробьиной обиды и ругани в адрес ворон.

— Да, а где же наше молочко? — спросил меня друг.

— Так ты же сам положил оба пакета в траву под кусты, чтоб молоко не скисло, — ответил я ему.

— Тогда я сейчас принесу их, и мы попьем молока перед обратной дорогой.

Он направился к тому месту, где мы вна

чале расположились, а через минуту послышался его удивленный голос:

— Да где же пакеты? Ты не брал?

— Нет. Смотри внимательно в траве.

Мы стали вдвоем шарить в траве, но

пакетов с молоком не было.

— Может быть, проходил кто-нибудь, когда мы сидели под елью, и прихватил их? — подумал я вслух.

— Ну, если бы кто-нибудь прошел, мы обязательно заметили бы или услышали.

Переговариваясь, мы продолжали осматривать кусты вокруг поляны и метрах в пятнадцати заметили один из пакетов. Когда его взяли в руки, он был совершенно пуст, внутри не было ни капли молока, а на одной из граней пакета зияло круглое отверстие сантиметра три в диаметре с зазубренными краями. Так поступают слесари, когда в толстом листе железа необходимо сделать отверстие большого диаметра: по окружности сверлят мелкие отверстия, затем внутренний кружок выбивается.

— Вот это да! Классная, виртуозная работа! — восхищенно воскликнул мой друг.

Только теперь стало нам ясно, почему ругали ворон воробьи: видно, им не досталось с барского вороньего стола ни капли молока, ну, а нам оставалось лишь подивиться вороньей находчивости и сноровке.

Несколько позже на одной из дорожек Измайловского парка увидел другую картину. На скамейке у дорожки сидел старик, а перед ним расхаживала ворона и подбирала куски хлеба, которые он ей бросал. Ворона крошки съедала здесь же, кусочки покрупней она хватала по два-три клювом, последний иногда вываливался, но она его непременно запихивала и только после этого, как-то странно подергивая одним крылом, переваливаясь, отходила к кустам.

— Она что, подбита и не может летать? — спросил я у старика.

— Она всегда прилетает, как только я прихожу сюда, — он плохо слышал и не понял моего вопроса.

Ворона между тем вернулась, снова нахватала кусков и пошла к другому кусту. И это она проделала несколько раз, причем каждый раз подходила к новому кусту. Ворона перетащила уже добрых полбатона. «Неужто она способна съесть все сразу?» — подумал я и решил проверить, что же ворона делает под кустами. Когда я направился к ближайшему кусту, ворона бросилась ко мне, угрожающе расправив крылья. Клюв широко открыт, но она не кричала, не каркала, а шипела, как кошка. Воронье волнение стало понятным, когда я подошел к кусту. Конечно, ворона не съедала куски хлеба, она раскладывала их под кустами, аккуратно прикрывала про

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?