Юный Натуралист 1982-11, страница 49

Юный Натуралист 1982-11, страница 49

47

— Ты был прав,— сказала ему мама,— с Нюшкой не соскучишься. Ты погляди на эту красоту! Чем теперь посоветуешь мазать стены?

— Ну и ну,— восторгался дядя Леша Нюга-киной работой.— Ну и молодец! Даже мать свою превзошла — у той дальше моих ботинок фантазии не хватило. Ты не расстраивайся, все наладится. Если бы вас бросили и заперли в квартире и ушли неизвестно куда, как бы вы на это реагировали? Подумаешь, обои! Да здесь работы-то на пару часов. Вот у одних наших знакомых фокстерьер с тоски сжевал до локтя оба рукава у пиджака. По неосторожности на спинке стула забыли. Совсем новенький костюм был. А ты говоришь — обои! В этой истории главное, что Нюшка бодрости духа не теряет — вот что хорошо.

Я думал, мама обидится на дядю Лешу, но она на миг задумалась, представила, наверное, себя на месте брошенного маленького щенка, засмеялась и сказала нам:

— Только попробуйте бросить меня одну и уйти завтра без меня в лес! Да мы весь коридор разденем и заставим вас все снова клеить, да, Нюшка?

И не теряющая бодрости духа Нюшка, которая внимательно прислушивалась к разговору, обрадованно завиляла хвостиком и пододвинулась к маме.

Словом, было решено — пусть коридор пока останется драным. Порядок наведем тогда, когда Нюшка образумится.

Напуганная историей с пиджаком, мама стала теперь проверять квартиру перед уходом особенно тщательно. По непонятным для нас причинам Нюшка ограничила область своей разрушительной деятельности только коридором. Она догрызала там клочки обоев, забытые ею в первые дни, но вопреки нашим опасениям не трогала ничего в обеих комнатах. А через некоторое время она и вовсе прекратила свои безобразия.

Как-то случилось, что нас в воскресенье пригласили в гости и Нюшка осталась в выходной дома одна.

Когда мы вернулись из гостей, передняя являла собой потрясающее зрелище. Все было усеяно ватными хлопьями. Нюшка умудрилась найти маленькую дырочку в дверной обивке, распорола обшивку почти на всю ширину двери и выпотрошила оттуда всю вату.

В выражении лица, если так можно было назвать мрачное торжество, написанное на ее морде, нельзя было заметить ни малейшего раскаяния. В нем читалось гневное осуждение нашего поступка, и оно не давало никаких оснований надеяться, что это больше не повторится. Однако больше это не повторилось. Но, слушая рассказы о своих питомцах других знакомых, я понял, что нам просто повезло с Нюшкиным характером и она была ангелом среди прочих фокстерьеров.

В. РАДУНСКИЙ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?